338 ответов • страница 17 из 17
Перейти к Закрыть
Екатеринбург, Россия
Женщина
Ж:46 лет
Отправлено 14.12.2019 14:41

У абонента, как мне говорили,
Балкон над входом прямо водрузили.
Так что, пописать, как мне говорят,
С балкона можно только тёще в сад.
Что до спиртного, если мне подскажут,
То я и вовсе вас обескуражу...

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 14.12.2019 15:29

Прошу прощения за напоминание, но запев автора темы был такой:

Цитата:
Предлагаю здесь размещать прикольно-креативное чтиво

Посему большая просьба личные выпады, подколки авторов постов и их обсуждение все же оставлять за бортом.
Спасибо.

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 30 мар в 20:24

ЧУДОДЕЙСТВЕННАЯ ПРОГРАММА
Настрой у Тани был не ахти с самого утра. Виной был внезапно разбитый фарфоровый чайник, который она очень любила. Но больше всего обидно было оттого, что разбит он был о голову Гриши, наставившего Тане рога.
— Почему рога-то? Их же только мужикам наставляют, — интересовалась она со слезами на глазах у Любы, своей подружки по офису.
— Ну, а нам тогда что наставляют? — спрашивала Люба набитым кексами ртом, от которых по всему столу валялись крошки. — Не знаю, может, хвосты?
— Чушь какая-то, — теперь уже Люба хлюпала холодным кофе, который заварила ещё полчаса назад и благополучно про него забыла.
Таня тяжело вздыхала и без конца запускала руку в ящик стола, чтобы достать оттуда очередную горсть таблеток пустырника.
— Да что ты, в самом деле, себя этим козлом изводишь? Можно подумать, на свете больше мужиков нет. Послушай меня, дорогая, я знаю, как тебе помочь!
Люба считалась в офисе самопровозглашенным психологом. Дипломом ей служил богатый жизненный опыт, а послужным списком - кучка разведёнок в «Одноклассниках», где Люба организовала группу «скорой любовной помощи» и вела там свои вебинары сомнительной пользы.
— Ничего не хочу, — утёрла очередную проступившую слезу Таня, и продолжила удалять общие фото с личной странички. — Я этому козлу три года отдала, а он меня смешал с собачьим ...
— Но-но! — оборвала её Люба. — Тут некоторые, между прочим, завтракают! — сказала она и целиком проглотила шоколадный эклер.
— Я - неудачница! Завтра же уволюсь и уйду в монастырь!
Таня достала последнюю салфетку, в которую показательно высморкалась.
— Да погоди ты горбатого лепить! Говорю же тебе, есть у меня средство! — успокаивала её Люба, облизывая пальцы.
Наконец, разделавшись со своим «энергетически важным» завтраком и тяжело вздохнув от набитого живота, Люба расчесала волосы, протерла очки и, буркнув под нос что-то на понятном только ей языке, начала свой сеанс.
— У тебя только один шанс исправить ситуацию! — заявила она таинственным полушёпотом, словно это была секретная информация государственной важности.
— Главное - всё сделать так, как я тебе говорю, и не отступать от заданного курса ни на шаг. Ты меня поняла? — смотрела она исподлобья на зареванную подругу.
— Поняла, я спрашиваю?! — уже более напористо повторила Люба.
Таня неуверенно кивнула. Люба благодаря своей интонации и загадочному виду умела держать внимание.
— Значит так, отпросишься с работы пораньше. Скажешь, мол, вирус подхватила, и бегом домой. Смоешь слезы свои крокодильи, наденешь лучшие тряпки, какие есть, возьмешь все свои деньги, и встречаемся у меня.
— Это ещё зачем? — смотрела недоверчиво девушка на свою странную подругу, с которой, кроме офиса, нигде и никогда не встречалась.
— Будем выводить из тебя «дух неудачи» и лечить разбитое сердце! — хлопнула Люба ладонью по столу.
Таня подпрыгнула вместе со стулом, а затем отвернулась к компьютеру и пропала на своей ферме в «Одноклассниках».
Пересилившие здравый смысл гормоны сумели заглушить инстинкт самосохранения и, поддавшись дурному влиянию, Таня впервые в жизни соврала директору и отправилась домой, чтобы следовать указаниям своей новоиспеченной наставницы.
Кое-как впихнув в лучшее платье своё обрюзгшее от редких походов в спортзал и частых полуночных пельменей тело, Таня разбила фарфоровую копилку, которая была вторым и самым любимым предметом в её доме. Там лежали их с Гришей накопления за последний год. Посмотрев на единственный мятый полтинник, который Гриша кинул туда в первый же день открытия «вклада», Таня пересчитала свои тысячи и пятисотки и, в конечном итоге, получила сорок пять тысяч рублей. Этих денег практически хватало на путевку в Турцию, куда они собирались ехать в сентябре.
Таня навела лучший свой макияж, которому научил её «ютуб», и побрызгалась духами - единственный подарок Гриши, с которого и начались их отношения. Никаких романтических настроений у неё не было даже в наметках. И если Люба просто потащит её в какой-нибудь зачуханный караоке-бар, где надеется отгулять за счёт Тани, то та немедленно вызовет такси и поедет домой. Таня нашла адрес Любы не сразу. Та жила в съемной квартире в малосемейке, где-то на отшибе. Надо другое слово
— Алло-у! — раздался томный мужской голос в динамике домофона.
— Извините, я, кажется, ошиблась, — перепугавшись, сказала Таня и хотела повестить трубку, как вдруг раздался Любин голос:
— Заходи, родная, не стесняйся.
Дверь запиликала и отпрянула от магнитного фиксатора.
— Это та самая, про которую я тебе говорила: «полная безнадежность», — всё ещё слышался голос Любы.
— Слонёночек, могу я остаться? — выпрашивал мужской голос. — Ну, пожа-а-луйста.
— Не-е-е-т, нельзя, у меня дела, — хихикала Люба.
— Ну, пожалуйста, пожалуйста, — в динамике что-то непристойно хлюпало и чмокало.
— Ну, н-е-е-т, Эдичка, ну, перестань, ну, хватит! Так! Фу, я сказала! А, ну, пошёл! — рявкнула Люба, словно ругая собаку, которая драла диван.
Таня дослушала разговор до конца, еле сдерживая смех. Сзади кто-то кашлянул. Повернув голову, Таня поняла, что вместе с ней этот «концерт» слушали, по меньшей мере, ещё четыре человека.
Она стыдливо отвернулась и, не решаясь ехать с этими людьми в одном лифте, побежала на нужный этаж по лестнице. Нужным оказался этаж номер девять.
По дороге ей попался смертельно напуганный, летящий вниз мужчина. Кучерявый блондин, словно сошедший с обложки журнала: мощный торс, волевой подбородок, неприкрытая волосатая грудь. Настоящий альфа-самец. Он бежал, стыдливо пряча глаза, следом за ним тянулись запахи пота, дешевого вина и эклеров.
«Неужели, тот самый Эдичка?» — удивленно подумала Таня. — «Быть того не может».
Квартиру Любы легко было найти даже без номерка. Из-за её двери на весь этаж разносились звуки тантрической музыки.
— Входи! — послышался знакомый голос, когда Таня была еще только на подходе.
Квартира Любы напоминала симбиоз кальянной и кабинета сельского психотерапевта. На стеклянном журнальном столике соседствовали «Психоанализ» Фрейда и «Теории страсти» некой Алисии Вандерлав. Сама Люба была облачена в нечто, похожее на кимоно, но весьма откровенное, от чего у Тани в голове стали возникать странные пугающие образы.
— Ну, что ты, как не родная? — по-хозяйски великодушно возмущалась женщина, держа в руках два пластиковых стаканчика, наполненных шаманским.
— Я-я-я… можно мне чаю? — скоромничала Таня, не желая находиться нетрезвой в обществе чудаковатой женщины.
— Пф-ф, ча-а-ю! В этой квартире чай пьют лишь за день перед зарплатой. На, не спорь. Так надо. Помнишь, что я тебе говорила о правилах?
Таня приняла «бокал» и под наблюдением Любы выпила половину.
— Итак, приступим, — сказала хозяйка дома и усадила подругу в кресло у столика, а сама села напротив. — Психология – это наука! — гордо заявила она и показательно подняла палец вверх.
После этого изречения она достала из-под подушки карты таро и начала раскладывать их на столе. Понимая, что вечер будет долгим, Таня допила первый стакан кислой шипучки и жестом попросила добавки.
— А ты не промах! — с ехидной улыбкой заметила Люба, но через секунду приняла деловой вид. — Гриша, — начала она и перевернула карту с изображением барана лицом кверху, — личность явно закомплексованная. Скорее всего, эти проблемы связаны с матерью. Смею предположить, что она была дамой рассеянной и слабохарактерной, а потому поддавалась влиянию сильного пола и наверняка тоже часто изменяла властному мужу. Отсюда и комплекс. Видишь связь?
Связи Таня не видела, но участливо кивала, изображая дикое любопытство. Между тем, она вспоминала старшего прапорщика Смирнову, маму Гриши, которая воспитывала свою семью, руководствуясь воинским уставом. У себя в части она гоняла всех: от солдат до полковников. И не было такого храбреца, который мог бы подкатить к Веронике Петровне с предложением вместе провести вечер. Потому что день в её обществе шёл за три.
— Да и ты хороша, — продолжала Люба, обличая новую карту, — вместо того, чтобы цену себе набивать, поощряла все его закидоны, тем самым, полностью лишив себя всякого уважения.
Впервые за вечер эта дама сказала что-то осмысленное и стоящее внимания, но через секунду реабилитировалась.
— Я считаю, что у нас тут целый комплекс проблем: пониженное либидо, венец безбрачия, ретроградный Меркурий и, возможно, не хочу тебя пугать, — перешла она на шепот, — лишний вес.
Таня немного обиженно взглянула на свои складки на животе, затем перевела взгляд на самоуверенную Любу, закусывающую шампанское балыком горбуши с бородинским хлебом. Собираясь встать и как можно вежливее слиться, Таня открыла рот, чтобы поблагодарить за шампанское, но тут Люба её опередила.
— Расслабься, у меня уже есть отработанная программа для таких случаев.
Понимая, что побег не удастся, Таня принялась слушать, попросив добавки шипучего анестетика. Но тут Люба заявила, что шампанское было первым шагом в её программе, и достала откуда-то бутылку коньяка.
— Коньяк помогает в настройке душевных вибраций и в раскрытии внутреннего «я», — констатировала она, снова подняв палец вверх.
Ошарашенная таким поворотом событий, Таня поинтересовалась, сколько всего шагов в программе Любы. На что та с гордостью ответила:
— Двенадцать, — и ловко откупорила бутылку.
Сопротивляться было бесполезно, тем более что разъевший губу алкоголь уже сам просился внутрь, чтобы заполнить образовавшуюся в сердце пустоту.
После первой рюмки Люба заявила, что душевные вибрации лучше всего настраиваются в джакузи, и при том только в определенном. Не спрашивая согласия подруги, она вызвала такси, и уже через пять минут они мчались через ночной город по направлению к чудодейственной сауне, с не внушающим доверия названием «Содом и Гоморра».
По прибытии, Таня открыла кошелек, чтобы расплатиться с водителем, и с тех пор его не закрывала.
Люба сказала, что на голодный желудок проблемы решать нецелесообразно и, более того, пагубно. А потому заказала пять килограмм морепродуктов, в которые входили: тигровые креветки, крабы, роллы моллюски и так далее.
На вопрос Тани: «зачем так много?» Люба ответила, что литр коньяка нужно обязательно хорошо заесть, иначе с утра придется снова пить. А завтра на работу.
Игнорируя парилку, Люба потащила подругу сразу в джакузи, объяснив это тем, что сильный жар плохо воздействует на лечебные свойства «армянского эликсира». Стаканчики Люба взяла из дома, сказав, что пить нужно обязательно из одной и той же посуды. «Примета такая».
Не прошло и пяти минут, как раздался стук. Поначалу это Таня стучала по спине подавившейся креветкой Любы, а уже после постучали в дверь. Накатив пятьдесят грамм, Люба открыла дверь и торжественно пригласила двоих мужчин в медицинской форме.
— Ты же по болезни отпросилась домой, вот и будем тебя лечить, — сказала она игриво и приказала мужчинам не тормозить.
Прибывшие медики оказались стриптизерами. Джакузи, коньяк и ритмично танцующие под музыку накаченные торсы сделали своё дело. Наконец, полностью расслабившись, Таня поддалась этому развратному влиянию и уже была готова на любые, самые авантюрные эксперименты, кроме тех, которые начались ближе к полуночи.
Размякшая от воды и коньяка Люба хлопнула в ладоши и приказала сворачивать балаган, утвердив своей «невидимой печатью» тот факт, что с четырьмя пунктами её программы покончено. И либидо полностью восстановлено. Таня подумала, что это конец и, несмотря на большие растраты и сильное опьянение, она сделала вывод, что вечер удался на славу. А значит, можно спокойно ехать домой и отсыпаться.
Но Люба в очередной раз удивила своей изобретательностью.
— Теперь мы едем снимать венец безбрачия, — заплетающимся языком заявила полуголая женщина.
Наказав расплатиться за шоу и за сауну, Люба вызвала такси. К ним приехал тот же водитель, который привез их сюда. Лицо его радужно засияло при виде двух изрядно поднабравших и распаренных в джакузи дам.
Люба была настоящим мастером эмоциональных потрясений. Улыбка таксиста была стёрта одним метким предложением:
— На городское кладбище!
Таня вместе с водителем широкими глазами посмотрели на явно подхватившую горячку женщину, но та была непреклонна. Через двадцать минут такси стояло у закрытых ворот кладбища. Водитель, целуя иконы, наклеенные на торпеду, уговаривал девушек вернуться в сауну и проплатить остаток ночи. Тогда Люба больно схватила его за нос и, потянув, сказала, чтобы тот был здесь через час, а там посмотрим.
Таксист ударил по газам и исчез в ночном тумане, оставив двух девушек наедине с могилами и крестами. Несмотря на повышенный градус, Таня понимала, что в данный момент происходит что-то из ряда вон выходящее. Но Люба «была сегодня у руля». А значит, Тане оставалось только следовать за своим «нетрезвым капитаном в кимоно».
Когда девушки подошли к воротам и увидели увесистых размеров навесной замок, Таня уже начала благодарить бога за удачу, но Люба даже бровью не повела. Плюнув на руки и выпив, как бывалый слесарь, прямо из горла бутылки, она подошла к железным прутьям и, издав утробный рык, раздвинула их руками. В этот момент Таня искренне пожалела нос таксиста, а заодно поняла, что мертвяки в могилах – это не так уж и страшно, в сравнении с «психологом-самоучкой». Ночь стояла лунная и прохладная.
— Идеальная для ритуала, — подчеркнула Люба, — нам нужна безымянная могила, — дала установку «нетрезвый психолог» и повела за собой вглубь кладбища.
Как только Тане становилось не по себе, и она начинала об этом говорить, Люба моментально открывала бутылку и давала ей тридцать капель «успокоительного». Вскоре Таня уже не беспокоилась ни о чем, кроме тех крестов, которые покосила по дороге.
Наконец, поиски были окончены. Выудив откуда-то корку бородинского хлеба и немалых размеров свечку, Люба налила стопку коньяка, накрыла её хлебом и поставила в изголовье могилы. Затем зажгла свечку и взяла Таню за дрожащую от холода руку.
Сделав глубокий вдох и подняв голову к полной луне, Люба загробным голосом начала произносить заговор, периодически икая и меняя местами слова при каждом повторении. Кроме её завываний и стрёкота сверчков, на кладбище было очень тихо, поэтому Таня сразу услышала приближающиеся шаги.
— Люба, — дергала она подругу, которая вошла во вкус, — кто-то идёт, Люба!
— Это твоё спасение идёт, дух нас услышал! — довольно распевала Люба.
Тут сзади что-то хрустнуло и, обернувшись, девушки увидели в тумане силуэт. Скорость, с которой протрезвела Таня, можно было фиксировать для книги рекордов.
— Ах, вы, сатанисты проклятые! — раздался хриплый голос, а следом за ним предупредительный выстрел, который разнес бутылку коньяка вдребезги.
— Отступаем, — командным голосом приказала Люба, и девушки пустились в бегство, совершенно потеряв ориентиры и сшибая на ходу кладбищенские атрибуты.
Люба, как командир похода, бежала впереди, прокладывая путь через лабиринты оград и мраморных обелисков. Развязавшееся кимоно развевалось при беге и создавало впечатление, что летел призрак.
В какой-то момент разгоряченные погоней женщины выбежали на поляну, где возле небольшого костерка грелись бомжи, распивая бутылку водки. Понимая, что без допинга далеко не убежать, Люба без лишних слов выхватила пузырь у очумевшего мужика и, сделав один продолжительный глоток, снова исчезла во тьме, мелькнув кимоно. Таня молча пробежала мимо ошарашенных бомжей, случайно раскидав горящие головешки.
Когда они, наконец, добрались до ворот, водитель, на удивление, уже ждал их. Было принято решение возвратиться к Любе в квартиру и там завершить программу. Доехав до места, водитель пообещал, что не возьмет денег за проезд, если его пригласят в дом. Люба дала согласие при условии, что таксист привезет им еще одну бутылку коньяка, а после будет два часа массировать ступни обеим девушкам, не привыкшим к изнуряющему бегу по пересеченной местности.
Через полчаса компания распивала коньяк и ставила галочки напротив воображаемого списка Любиной программы.
— Заговор – есть, внезапные знакомства – есть, фитнес – есть, — загибала она пальцы, и только хотела поставить точку на радость изнуренной Тане, как вдруг её осенило, что остался всего один невыполненный пункт — боязнь публичных выступлений.
Как всё это было между собой связано, казалось, не понимала даже сама Люба. Но, не желая выслушивать критику в отношении своей программы, она достала из серванта диск караоке и микрофон.
До пяти часов утра малосемейка и весь район наслаждались лучшими хитами «Ласкового мая», Аллегровой и Николаева в исполнении вечно бодрой Любы и еле стоявшей на ногах Тани. Иногда на бэк-вокале слышался голос таксиста Рудика, но после пяти рюмок он сдался и, отосланный спать в ванну, изредка всхрапывал невпопад.
После Любиной программы Таня ещё неделю отходила под предлогом сразившей её хвори. Но когда похмельный синдром, наконец, отступил, а в кошельке образовалась финансовая «дыра», она вышла на работу и почувствовала перемены во всём.
В офисе со всех сторон сыпались неожиданные комплименты об её отличном внешнем виде. Все, включая директора, интересовались состоянием её здоровья и хвалили проект, над которым она работала дома. Вся мужская половина офиса внезапно стала оказывать ей знаки внимания, даже «женатики». Она мечтала поделиться с Любой, но та взяла дни за свой счет.
Через два дня Таню на неделю отправили в командировку - налаживать отношения с новыми поставщиками. Воодушевленная таким доверием со стороны начальства и всеобщим вниманием Таня окончательно расцвела и теперь чувствовала себя настоящим победителем. Она блестяще заключила несколько сделок и была приглашена на свидание одним из руководителей крупного завода.
Вернувшись из командировки, она хотела отблагодарить Любу и её чудодейственную программу, которая вопреки всем законам и здравым смыслам сработала. Жизнь впервые за несколько лет стремительно шла в гору. Но Любы в офисе не оказалось.
Коллеги сказали, что она вышла замуж за какого-то таксиста и улетела жить в Таиланд.
Спустя неделю Тане пришло сообщение в «Одноклассниках»: «Таня, собирай вещи, у меня новая программа».
(с) Александр Райн

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 11 апр в 13:55

Какао, цветы и пианино

Каждая профессия дает человеку какие-то навыки, абсолютно не нужные ему в быту и личной жизни. Кассирша супермаркета, доставая из домашнего холодильника вязанку сарделек, автоматически ищет кассу, чтоб пробить себе чек. Училка русского по гроб жизни будет таскать в уме красную пасту, машинально исправляя повсеместные "созвОнимся" и "ложить".
Водители пассажирских автобусов, руля личным транспортным средством, набитым женой, детьми и собакой, норовят держаться крайнего правого ряда. При этом они жутко матерятся, когда специально обученная нога всякий раз давит на тормоз при приближении к автобусной остановке.
Если вы меня спросите: "Лора, а что тебе дала работа моряком загранзаплыва? Hу, кроме богатого людоведства и человекознатства, конечно?", то я отвечу: "Я никогда ничего не ставлю на край".
Кроме того, работа в пароходстве навсегда отбила у меня симпатию к какао. Потому что в одно паршивое воскресенье, в классический шестибалльный шторм, я им вымыла палубу в столовой команды и кают-компании, и с тех пор от запаха какао меня укачивает.
Вы знаете, в торговом флоте по воскресеньям на завтрак дают какао с сыром. В понедельник - картошку с селедкой. Картошку можно собрать с палубы руками, а какао - оно ведь жидкое. Я сделала все, как учили:
постелила на столы по три мокрых простыни, чтоб стаканы, тарелки и чайники надежно присосались к горизонтальной поверхности. Hо поверхности было все по фигу. Она то и дело становилась перпендикулярной и норовила сбросить с себя жратву вместе с сервировкой. В какой-то момент она избавилась от пятилитрового чайника с какао. Я видела, как это было. Я расклинилась буквально в двух шагах, когда "боцманский" стол резко ушел вниз, а чайник завис в воздухе, терпеливо дожидаясь возвращения стола.
Hо он туда не вернулся, он рванул куда-то вправо. При этом со стола посыпались стаканы и сыр, а чайник, еще чуток полевитировав, медленно и печально опустился на палубу крышкой вниз.
Я не помню, почему кретин-старпом не отменил в тот раз завтрак: обычно, когда палуба и переборки начинают меняться местами, корм экипажу выдают сухим пайком. Hо на самом деле до сухпая почти никогда не доходит:
больше всего на свете моряки любят нормально пожрать. Может быть, еда заменяет им половую жизнь, которая в рейсе если и есть, то называется медицинским термином. Hаверное, они думают так: если еще и полноценное четырехразовое питание заменить онанизменной сухомяткой, то тогда незачем и жить. Таким образом, жратва в рейсе - это смысл и цель жизни экипажа. Поэтому даже при шести баллах моряки имеют в обед борщ. Как его в таких условиях готовят - спросите у меня, я расскажу.
Борщ привязывают к плите веревками с четырех сторон, делая что-то типа растяжки. Когда плита уходит из-под ног борща, он повисает в воздухе, раскачиваясь на веревках, и ржет над вашими попытками спасти свою шкуру и уползти от него, кипящего на весу, подальше. Если борщ добрый, он не стремится догнать вас. Hо злые борщи никогда не жалеют человека. Я знаю повара, которому в Японии (она была близко) снимали шкуру с жопы, чтоб залатать ею прорехи на животе и груди: борщ догнал повара спереди.
Откуда потом брали шкуру, чтоб залатать прорехи на поварской жопе, я точно не знаю, но думаю, что с жопы старпома. Это была его обязанность проследить соблюдение техники безопасности.
Еще я могу рассказать, как собирают с грязной палубы - в шторм чистых палуб на камбузе не бывает - падшие котлеты и, вымыв их под краном, гримируют ярко-красной субстанцией по имени "Сухарики специальные". К мокрым котлетам перченая сухарная крошка прилипает особенно хорошо, делая их похожими на оскальпированные бычьи яйца, но подавать экипажу немытые котлеты - грех. Хуже, когда падают макароны: их очень долго собирать и сложно отряхивать. Hо фиг с ними, с макаронами, борщом и котлетами. Лучше о цветах.
Цветы, как известно, растут только при том условии, если они посажены в землю. Мне, видать, было сильно нечего делать, когда я решила считать себя ботаником и натаскала в пустовавшие цветочные ящики кают-компании то ли 100, то ли 200 ведер земли. Hет, я вру: ведер было не менее 250-ти, но лично я принесла не более трех: проникшийся моим эстетством старпом поднял всех свободных от вахт и работ матросов и заставил их заполнить ящики землей с причала, на котором сиротела гора чернозема.
Hатаскали 2,5 тонны земли человек пять, и заняло это у них примерно час.
У меня, когда я в одиночку выкидывала землю за борт, на это ушла ночь.
Утром пароход приходил во Владивосток, а вы еще не знаете, что такое Санитарные Власти.
Санвласти - это the pizdets.
Так что лучше уж о какао.
Какао величаво вышло из упавшего вниз башкой чайника и затопило столовую команды. Широкими, воняющими шоколадом волнами оно ходило от переборки к переборке, билось о ножки припаянных к палубе столов и выплескивалось через комингс в открытую дверь буфетной. Hа волнах, обнажающих в периоды отлива мертвый сыр, качались пластмассовые салфетницы и деревянные зубочистки. Все железное - вилки, ложки, ножи и подстаканники с сахарницами - трусливо сбилось в углу, намертво расклинившись там между диваном и телевизионной тумбой. Все стеклянное разбилось и шуршало осколками под слоем какао.
- Ты в пароходстве работала, - говорят мне, - это же такая романтика!
- Идите нах, - обычно молчу я в ответ.
"Что стоишь? Приборку кто будет делать? Миськов?" - поинтересовался старпом.
Миськов в пароходстве был вместо Пушкина. Миськов был начальником пароходства.
Я отцепилась от стола, ступила на переборку (в обычное время это стена)
и пошла по ней в буфетную за ведром и тряпкой.
Hет, давайте лучше опять о цветах. Дело в том, что на каждом своем пароходе я сажала цветы. И они росли. Они росли, потому что все, что им надо для жизни - это свет, вода и земля. Земли на том пароходе было - см. выше две с половиной тонны. И она вся оказалась на палубе кают-компании, потому что пять незакрепленных пятиметровых ящиков-клумб выскочило из стальных подставок и запрыгало меж столов, лопаясь по швам.
Hет, давайте о какао. Оно оставалось в столовой команды, но пока мы говорили о цветах, я собрала его все. Палуба была липкая, но какао на ней уже не было. Ведро, в которое я выжимала тряпку, стояло в буфетной, привязанное за ручку двери в столовую команды. Hапротив этой двери - следите за траекторией моего пальца - из буфетной выходила еще одна дверь: дверь в кают-компанию. Она тоже была открыта. Туда, в открытую дверь кают-компании, и улетело ведро с какао, отвязавшись от двери столовой команды.
Теперь о цветах. Они все еще стояли по местам в своих многоцентнерных ящиках. Уже почти все позавтракали, кроме капитана: он сидел за своим столом напротив двери в буфетную и ел сыр-какао, когда в кают-компанию влетел снаряд с добавкой. В торговом флоте никто не носит форму, но наш капитан ходил весь в белом, как в Пиратах ХХ века, и всю дорогу сдувал с себя соринки. Ведро с какао продолжило бы лететь дальше и упало бы в клумбу, кабы на его глиссаде не встретилось белое препятствие, жующее сыр. Я видела его глаза. Глаза капитана, увидевшего, как в него летит помойное ведро.
И наконец, в последний раз о какао: я его ненавижу.
И в последний раз о цветах. Ящики с цветами и землей, без которой они не могут жить, повыпрыгивали практически сразу после того, как какао из столовой команды переселилось в кают-компанию. Так что никаких романтических шоколадных волн на этот раз не было: что там каких-то пять литров против двух с половиной тонн.
Весь в мокрой почве, как будто только что выкопавшийся из могилы, капитан встал из-за стола, взял из прикрепленного над столом кольца-салфетницы льняную салфетку и промокнул ею у себя в районе груди что-то совершенно неразборчивое для моего глаза. Hаверное, каплю какао.
И вышел из кают-компании, сказав мне "спасибо". Что хорошо в торговом флоте - там все говорят "спасибо".
Я еще не ревела, когда вошел старпом и спросил, не Миськов ли сегодня будет делать приборку в кают-компании.
Обед и ужин в тот день все-таки отменили. Экипаж удовлетворялся галетами и бланшированной в масле сайрой.
Hа утро, когда мы стояли на рейде Владивостока, а ноги и руки у меня отсутствовали по причине ночных земельных работ, к борту судна подошел катер. Я не боялась замечаний от санвластей: в кают-компании, столовой команды и буфетной не осталось и следа от вчерашнего разгрома. Hежно пахло хлоркой. Hе сумев остановиться после выгрузки за борт 2,5 тонн чернозема, я, впавши в какую-то гипермобильную разновидность комы, вылизала объекты своего заведования до ненормального блеска, выискивая по углам микроскопические комочки земли и истребляя запах какао.
Hесколько раз за ночь в кают-компанию заглядывал старпом и, убедившись, что я не нуждаюсь в помощи Миськова, уходил.
Толстая тётка с бородой и в белом халате, пройдясь по кают-компании, открыла крышку пианино и провела пальцем по клавишам.
- Пыль, - строго сказала она, глядя сквозь меня на страпома.
Тот хмыкнул и пожал плечами:
- Давно не играли.

(Лора Белоиван)

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 22 апр в 9:50

Глаза - зеркало души!

По глазам можно всё сказать о человеке, они ничего не скроют. Но сделать это способны далеко не все. Только людям с хорошим зрением это под силу. Ведь, если вы ни черта не видите, то не только глаз оппонента не разглядите, но и его самого не заметите. Хорошо, если он говорить начнёт, и так выдаст себя. А если молчать станет? Что о нем вы сказать сможете? Вы и о присутствии его не догадаетесь.

В этот момент важно, чтоб он внезапно не крикнул. Хотя, если так случится, глаза его вам особо нужны не будут. Вы и так поймёте, что он дурак какой-то.

Ну, а если он крикнет тихонечко? Шёпотом крикнет. Что тогда? Всё тоже. Запомните, умные люди шёпотом не кричат, это вам подтвердит любой специалист, квалифицирующийся на криках.

Но представим, перед вами очень плохой человек, но не дурак, и кричать не станет. Прожженный такой, гад. Представим, что и вы вооружились, успели надеть очки при вашем слабеющем зрении, причём совсем не розовые. Что тогда?

А тогда всё просто! Итак, плохой человек, понимая, что вы вычислите его по глазам, просто не станет их открывать.

Поэтому, зарекомендовавшие себя психологи предупреждают, как определить настоящего негодяя и подлеца. Внимание! Если ваш собеседник сидит с закрытыми глазами, значит, он задумал что-то скверное, ну или уснул. Не раздумывайте, бегите, и чем быстрее, тем лучше. Главное в спешке очки не потерять. Иначе нового мерзавца определять придётся по крику. А где гарантия, что он не прожженный гад какой-нибудь будет?

(c)Олег Сухов

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 23 июл в 0:27

Cтарый анекдот про Рериха и Шамбалу

17-ое ноября 1913-го года, Тибет. Николай Рерих, - мистик, художник, поэт и археолог - ползёт по отвесной скале.
Ровно пятнадцать лет Николай ищет таинственный город Шамбалу, увидеть который можно только особым, духовным зрением. Руководствуясь туманными намёками в священных текстах да подслушанными в харчевнях слухами, Николай упорно идёт к своей мечте. Денег
не осталось совсем, в котомке - только три сухаря да томик "Упанишад", одежда изорвана, пальцы сбиты в кровь, ледяной ветер обжигает потрескавшиеся губы. Обратно уже не вернуться - не хватит ни сил, ни провианта.
Но Николай ползёт по скале.
Вложив остаток сил в отчаянный рывок,
он подтягивается и взбирается на широкую каменную площадку. Отдышавшись, Рерих оглядывается и замирает: перед ним - огромный храмовый комплекс, вырубленный в скале. Из огромной арки, украшенной диковинными барельефами, доносится тихий, но пробирающий до дрожи звук.
Рерих на негнущихся ногах входит в храм. Невероятных размеров пещера, сотни тысяч свечей не справляются с темнотой, в центре стоит двадцатиметровый лингам, искусно вырезанный из цельного куска нефрита. Лингам источает неземной свет, вокруг - тысячи монахов в шафранных одеяниях. Монахи стоят недвижимо и поют мантру "Ом".
Рерих, сам не свой от осознания свершившейся мечты, устремляется
к лингаму, но не доходит - замирает в благоговении и тоже начинает петь мантру "Ом". Он буквально физически ощущает, как неземной свет лингама наполняет его просветлением и мудростью!
Вдруг слышит над ухом шёпот какого-то монаха:
- Рерих? Коля?
Рерих в некотором замешательстве кивает головой.
Снова тот же голос тихонько:
- Был послан нахуй одиннадцатого февраля девяносто третьего года ямщиком на Василеостровской за то, что зажал гривенник?
Рерих, в полной растерянности:
- Не помню, наверное да... А что?
- Поздравляю, ты пришёл!

1. Я не злопамятна, просто память плохая: отомщу, забуду и еще раз отoмщу... 2. Mне можно, я
Москва, Россия
Мужчина
М:49 лет
Отправлено 23 июл в 7:14

improvise , жестко

Москва, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:70 лет / Ж:70 лет
Отправлено 23 июл в 16:19

improvise Этопять!

В борьбе между «хочу» и «надо» победило «похуй».
Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 16 авг в 21:01

Женщины считают свои фантазии невероятными. Один журнал писал, если бы мы мужчины узнали содержание, то поседели бы и грохнулись в обморок. Ниже шёл список сюжетов.

1. В электричке.

2. Внезапно.

3. Свинг.

4. Пилот и стюардесса.

5. Плётка и ругань!

6. Обмазаться шоколадом.

7. Все сразу.

8. То же что в п.7, но на розовых лепестках.

Дальше текст обрывался, потому что наборщик, мужчина, уснул. Это была самая скучная статья об извращениях. Всё, что женщины считают гибельным пороком (секс с незнакомцем, например), для мужчин просто секс.

В дамских фантазиях фигурируют цвета и торшер. Женщина точно знает, какую одежду с неё сорвали. Мужчина вспомнит только, что были трусы. Должны были быть.

Зато, строка из песни «целовать песок, по которому ты ходила» для мужчин не поэтическая метафора, а быль из детства. Мужчина может искренне поцеловать статую в парке. Я сам в 12 лет был влюблён в одну скульптурную группу. «Весна», напротив оперного театра. Бессердечная, холодная каменюка, оказалось при знакомстве.

Женщина не сможет разглядеть групповуху в пятнах Роршаха. Пляжный волейбол для неё - просто спорт. Она не станет трогать членом вещи супруга в его отсутствие. И дело тут не только в отсутствии члена. Она не заснёт с трусами любимого человека под подушкой. В её голове полно чепухи и мало действия.

Вот история про это. Знакомый директор уговорил жену на секс втроём. По схеме МЖЖ. Жена отпиралась, но директор умел мотивировать персонал. На одну чашу весов он положил приз автомобиль, а на другую – вечный упрёк в непонимании.

Он выполнил тысячу условий. Нашёл честную, скромную студентку. Не проститутку, согласную на секс втроём за деньги. Купил номер с видом на сосны. Заказал еду из ресторана. Он полностью оплатил вопросы морали.

И вот они собрались. Женщины сели по разным углам и молчат. Моргают. Богач намекнул что пора бы стать распущенной и не играть словами. Девочки ответили, что Цветаева описывала другой контекст.

Было слышно, как за холодильником зевают тараканы.

- Почему бы нам не раздеться? – спросил директор прямо.

Дамы разделись. Как в бане. Сложили тряпочки и снова уселись в кресла.

Директору пришлось подать пример. Начал с жены, в знак уважения. Представил не кстати как выглядит его зад при взгляде из кресла студентки. Возможно, стоило нанять слепую девушку.

Отложил жену, перешёл к студентке. Теперь на зад смотрела жена. Ракета страсти, упала, даже не подпрыгнув.

Директор спросил, не хотят ли девушки пообщаться меж собой?

Жена уточнила, хочет ли директор, чтобы они обсудили косметику?

Сильно не хватало порнографической лексики. Директор сказал что болтовне предпочитает поглаживания. Но не как котика или собачку, а такие. И что-то показал глазами.

Супруга сказала - спасибо, нет настроения.

Студентка вовсе не ответила. Сидит, маникюр ковыряет.

- Что ж всё так нелепо-то? – удивился директор. Плюнул и стал одеваться.

Жена спросила, всё ли ему понравилось. Вид гибнущего мужа пробуждал в ней, в основном, иронию.

Этот вопрос глубоко удовлетворил директора. Теперь он любит рыбалку. Это тоже порок, но для его воплощения не надо бриться. И если это не чудо любви, то я не знаю чего ещё вам надо.

© Слава Сэ

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 23 авг в 16:07

"Древнегреческая трагедия"

Афродита: Парис, вон там сидит Елена.
Парис: О! Как она прекрасна!
Афродита: Постой тут, я с ней договорюсь.
Парис: А если она не согласится?
Афродита: Куда она денется! От меня еще никто не уходил.
(Афродита подходит к Елене)
Афродита: Здравствуй смертная! Я - богиня любви Афродита.
Елена: И чо? (грызет древнегреческие семечки)
Афродита: В тебя влюбился троянский царевич Парис.
Елена: Он дурак? (сплевывает шелуху)
Афродита: Немного. Давай ты с ним сбежишь?
Елена: Зачем?
Афродита: Я обещала ему любовь самой красивой женщины.
Елена: А я тут причем?
Афродита: Ну, так получилось - он решил, что это ты.
Елена: Он точно меня видел?
Афродита: У него зрение минус семь.
Елена: А у меня муж.
Афродита: Не шкаф, подвинется.
Елена: Лениво мне. Это ехать надо...
Афродита: Я тебе титул "Мисс Древняя Греция" присужу. Хочешь? Все тебя запомнят как Елена Прекрасная.
Елена: (достает полный кулёк с древнегреческими семечками) Неа.
Афродита: Слушай, у тебя трое детей, тебе самой скоро тридцать. Муж храпит и за рабынями бегает. Тебе оно надо? А тут поедешь в Турцию, олинклюзив, молодой любовник.
Елена: Ну, я даже не знаю.
Афродита: Как вы мне надоели! Сынок!
Эрот, он же Купидон: (выглядывает из-за древнегреческой колонны) Ась?
Афродита: Застрели этих двоих.
Эрот, он же Купидон: Ща сделаем. (стреляет очередью)
Елена: Парис!
Парис: Елена!
(Уезжают в Трою)
Афродита: Как мне надоели эти смертные. Надо придумать им Тиндер, пусть сами знакомятся. (Уходит)
Менелай, муж Елены: (выскакивает из-за древнегреческой колонны) Сбежала. Сбежала! (достает амфору с вином и пьет прямо из горла) Ура! Никогда больше не женюсь! Одиссей, иди сюда, праздновать будем!
Одиссей: Мне домой надо. Жена ругаться будет.
Менелай: Да ерунда! Отдохнем, расслабимся. А жене скажешь, что ездили в Трою возвращать украденную Елену. Если что я подтвержу.
Одиссей: Ладно, наливай! Что-нибудь совру.
P.S. Вранья набралось на две книги гекзаметром.
(с)[Александр «Котобус» Горбов]

Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 12 сен в 21:55

В финском переводе библии, в первый день творения, Бог создал землю, воду, огонь, дрова и веник. И вечером хорошенько помылся. Сауна заменяет финнам лето, йогу, порнографию и компьютерные игры. Финский патриотизм измеряется в градусах цельсия, а пятая заповедь у них - «почитай отца, и мать, и баню». Конституция страны выжжена на тазике и описывает устройство веника. Сауны у них везде. В каждом подъезде отгорожен подвал с графиком посещений. Например, квартира № 15 – четверг, с семи до половины девятого. Неявка считается социопатией.

В Финляндии хорошо пережидать осень. Завтракать. Смотреть в окно, следить за работой отопительной системы. По вечерам проходить пастеризацию в обществе женщин, слепленных баней в одно толстое, хохочущее облако.
Мне во всех парилках мерещится поломка градусника. Будто он залип на полпути к правде. Но прибор всякий раз оказывается исправным, а хозяева отказываются выпускать меня полусырым. Законы гостеприимства велят всех обжаривать до золотистой корочки. С кровью нельзя, нет.
Только хорошо обугленный гость, уехав, точно уже никогда не вернётся.

Мы жили в домике у Кати, невинной жертвы интернета. Финский друг по переписке растлил Катю фотографиями домика с видом на залив. Катя до сих пор иногда плачет, чтоб он помнил о своей вине. Финский муж сам бегает за пивом и обнимает бесконечную Катину родню. Только к холодрыге ниже ста двадцати градусов он привыкнуть не может. Начинает мыться в свитере, истеричка. Катя уступила, и с тех пор в семейную баню входит как в горящую избу. Вываливается назад дымящаяся, с ярко-красными глазами. По нечёткой координации и спутанной речи видно, она очень скучает по Родине.
Если Прованс очевидный рай, то Финляндия – покой и воля. Мастер с Маргаритой там живут, несомненно. Уют, чистота, занавесочки. Можно весь день варить какао, сопеть в чашку, кормить белок. Пейзажи серо-зелёные. Камни, тучи, вода. Северная природа скорей тактильна, чем визуальна. Из бани в сугроб, из-под дождя к огню, ноги намочил – высушил. Животные в этих условия размножаются страшно. Им не доступен алкоголизм. Для борьбы с действительностью у них только секс. Правительство направляет население по пути белочек. Продажа водки запрещена после шести, по выходным и праздникам. Но люди всё равно пьют. Проклятая природа.

Финляндия всосала моего латышского друга Колю. Я искал его в Хельсинки, купил себе пиджак, детям лакрицы, напился, прочитал лекцию неграм в городской библиотеке, растлил бутербродом белочку, много всякого пережил. Колю не нашёл. Видимо, он женился и лопает форель в какой-нибудь деревне. По финским меркам он горячий южный парень, пошёл нарасхват.
Возвращался на пароме тихом, быстром и безопасном как Титаник. Билет в спасательную шлюпку мне не продали. Просто посидеть тоже не пустили. Пользуясь случаем, передаю бездушному матросу с толстыми пальцами привет. К его сведению, я понимаю финский по выражению лица и сам он идиот и неврастеник.
На верхней палубе пассажиры праздновали обгон чайки. Животное летело параллельным курсом, но не могло бороться с прогрессом. Даже лучшие из птиц в сравнении с нами – допотопная рухлядь. Хотели её сбить зенитной бутылкой, не попали. Морское путешествие в наши дни - это две тысячи эстонских гастарбайтеров, йо-хо-хо и корабль алкоголя. Настоящее приключение.
Этажом ниже, в пиццерии, переглядывался с официанткой. Опасность плавания вкупе с невыплаченной сдачей обострили наши чувства. У северянок красивые лица и ноги приятной полноты. Заглядевшись, вспомнил историю любви в неподходящем месте, с моим участием.

Нужно было ночевать в одной комнате с влюблённой парой. Койки узкие, общежитские, но пара радовалась тесноте. Кавалеру приходилось держаться за гвоздь в стене. Без гвоздя он падал и увлекал за собой свою любовь. Палец скоро посинел, утром мы его вдвоём разгибали. Но кавалер был счастлив. То был их первый раз. И мой тоже. Впервые чужая женщина при мне разделась и легла в постель. Пусть даже не ко мне. В юности такие мелочи не испортят вечер.
Мы погасили свет, пожелали всем спокойной ночи. Не спалось. Вдруг слышу, девушка спрашивает у любимого, чем тот занимается. Он уверяет, что спит. Но по шуршанию слышно – врёт. Она опять шепчет, - как он думает, я заснул или нет. Любимый переадресовал этот вопрос своим гормонам. Те ответили – разумеется, сплю. Тогда он пообещал вести себя тихо, а она с радостью поверила. И началось.
Я не различаю камасутру на слух, но судя по звукам, то были позы номер 7, 13 и 28. В моей голове всё было очень красиво. Наяву влюблённым мешали гвоздь и бесшумный режим. Закончить они не могли, остановиться не хотели. За ночь все мы страшно измучились. К утру я нежно полюбил её, а его возненавидел.
На рассвете они дрыхли. Нога этой девушки висела отдельно от остальной композиции. Очень хотелось её поцеловать. Говорят, из-за особого устройства черепа, лошадь не видит во что тычется губами. Вот и я подполз тихо, ткнулся, и даже не понял, куда. Девочка открыла глаза, посмотрела пристально и снова притворилась спящей. И ногу не убрала, изменщица. Так я из почти ребёнка превратился в участника групповухи. И с тех пор, о чём бы ни писал, даже про Финляндию, у меня выходят эротические романы.
© Слава Сэ

Тюмень, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:41 год / Ж:33 года
Отправлено 21 сен в 19:09

бог: я дарую тебе жопный меч.
пчела: еее, круто.
бог: ещё три глаза на темени.
пчела: ну ок.
бог: а твоим источником пищи будет цветочная сперма.
пчела: вообще не круто.
бог: но зато люди будут есть твои рвотные массы
пчела: ладно, уговорил.
бог: и кстати, меч твой жопный после вонзания застревает и отрывается вместе с задницей
пчела: спасибо, бл*ть

Вонзит тебе в сердце как в куклу-вуду иглу Малышка Лу
Тель-Авив, Израиль
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:49 лет
Отправлено 26 сен в 20:38

Однажды нас пригласили на день рождения в ресторан. Юбилей. Гостей человек 60. Родственники и друзья и коллеги юбиляра.
Мы мало кого там знали. Большой, длинный стол. Мы садимся на указанные нам места. Я знакомлюсь с близ-сидящими с нами и напротив нас людьми.
- Стас - протягиваю руку сидящему напротив меня мужику лет 50-ти.
- Его зовут Марк - отвечает сидящая рядом с ним женщина. Мужчина молча пожал мне руку.
- Давайте, все наполним рюмки и выпьем за здоровье юбиляра!! - сказал кто-то громко с другого конца стола. Я беру бутылку, разливаю по подставленным рюмкам. Протягиваю бутылку к рюмке Марка. Марк радостно тянется к рюмке.
- Марк не пьёт. У него гастрит - резко говорит женщина и смотрит на меня осуждающе. Марк делает вид, что тянется за хлебом. В глазах тоска. Берет хлеб.
- Положи хлеб на место Марик. У тебя высокий холестерин. - Снова говорит женщина. Марк молча кладет хлеб на место. И смотрит на часы. Приносят закуски и салаты.
- Марк, эти салаты с майонезом. Кто знает когда они сделаны. А у тебя слабый желудок. Лучше съешь огурец. - И кладет в его пустую тарелку огурец.
- Помидор оставь в покое Марик. У тебя на них аллергия.
Себе же, женщина кладет в тарелку все салаты, хлеб, селёдку и фаршированное яйцо. Марк смотрит с завистью, глотая слюну.
- У меня, крепкий желудок - отчеканила тётенька в ответ на удивлённые взгляды.- И налейте мне водки.
Марк ест огурец.
Пьёт воду и смотрит на часы. Тётенька ест всё и пьёт водку. Марк тяжело вздыхает.
Все выпили, общаемся. Разговариваю с сидящим напротив меня и рядом с Марком парнем. Обсуждаем какой-то фильм.
- Вы смотрели этот фильм? - обращаюсь я к Марку, чтоб хоть как-то завлечь его в беседу. Марк открыл было рот, ...но...
- Марк не смотрел этот фильм. Мы смотрим сериал "От любви, до любви" он идёт уже 2 года. Мы сейчас на 547 серии. И Марку очень нравится.- снова ответила за Марка тётенька.
Марк снова молча посмотрел на жену и на часы. У нас уже пошел разговор о работе.
- А Марк сейчас не работает. У него была производственная травма. Он порезал палец. И уже 2 недели сидит на больничном.
Принесли горячее. Тётенька положила себе горы всего.
- Марик,...там жирное мясо. А ты на диете. И поставь пожалуйста на место "Кока-Колу" у тебя сахар повышен.
- У него сахар высокий. - еще раз сказала она, но уже глядя на нас.
Люди сидящие рядом уже начали явно стебстись над парой.
- Свободу Марку - сказал кто-то справа
- Отпустите Марика хотя бы пописять - сказал ещё кто -то....может быть даже я.
- Пошли покурим? - Сказал парень справа и посмотрел на всех.
- Марк не курит. Марк сильно кашляет. У него в детстве был бронхит. Марк снова смотрит на часы. Смотрит не отрываясь секунд 30. И вдруг спокойно так говорит:
- Так. Всё!!! Пацаны, налейте мне водочки а.? А я пока поем.- и набирает кучу салатов. Мясо. Запивает кока колой. - Ща еще выпьем и пойдем курить!!
От неожиданности, парень рядом с Марком, вздрогнул, я поперхнулся. А кто-то даже удивленно сказал: - Господи Исусе - и поцеловал свой маген-давид.
- Что уже 8:00? Ну Марик, ты умница моя - улыбнувшись сказала тётенька и чмокнула Марика в щёку. - ешь, солнце моё, ешь!!!
Мы в полном ох*е смотрели на этот сюр.
Уже в курилке нам Марик рассказывал :
- Да бля, я ей в карты проиграл. Мы, с моей Нинкой на желания играем. Уже лет 20. В этот раз я проиграл, и должен был до 8:00 молчать и со всем соглашаться. Это еще че....В прошлый раз Нинка проиграла, и пошла на свадьбу своей сотрудницы ненакрашенная в платье и в шлёпанцах. Вот это была жесть!!! - ох*еть!!!
-Как скучно я живу - Сказал какой-то мужик и расстроившись вышел из курилки
П.С. Потом Марк и Нина оба ужрались и устроили на танц-поле, практически стриптиз. Наверное проиграли друг другу в домино или в кегли. Люди умеют отрываться!!
(с)еть

1. Я не злопамятна, просто память плохая: отомщу, забуду и еще раз отoмщу... 2. Mне можно, я
Краснодар, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:42 года / Ж:38 лет
Отправлено 29 сен в 19:04

improvise написал(а):
Сандурлай написал(а): Двесть двадцать два баяна!
....
....
....

Сандурлай , и ты все-все прочитал? :sui:

А что, не надо было? Я вообще всю тему за неделю перечитал, на досуге...

Новосибирск, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:52 года / Ж:45 лет
Отправлено 20 окт в 14:38

На нашем курсе в пединституте училась Оля Нестерчук, которую хотели все. Ну, или хотя бы на сиськи посмотреть. Но лучше трахнуть, конечно. Но так никто и не трахнул. И даже сисек не видел.

Однажды, было это достаточно давно, я приехал в город своей бурной молодости, где встретился с однокурсником Владиком.
Тот в честь нашей торжественной встречи решил намутить встречу выпускников. Не то, чтобы я прямо так жаждал видеть их всех, но хули нет, когда да.
- Тем более, - сказал Владик. - Олька Нестерчук тоже приехала.
- Отлично! - ответил я, и в моих глазах заиграла надежда. Все без исключения желали Олю, потому что для того, чтобы не желать ее надо было быть слепоглухонемым импотентом-геем. Правда с тех пор прошло много времени, кто знает, может быть она уже не та? Хотя и мы тоже, если честно, уже не те.
- Но она не одна будет, - продолжил Владик. - С мужиком.
- Муж что ли? - разочарованно спросил я.
- Вроде нет. Она с ним из Америки приехала.
- В смысле из Америки?
- В прямом. Она же в штатах живет. Замуж вышла за американца, но тот каким-то ебнутым оказался, в секту какую-то попал, вот она его и бросила. Может пиздит, конечно, тупо развела ковбоя на американский паспорт и скинула балласт.
- А мужик этот чего?
- Какой мужик?
- Ну, тот, с которым она приехала.
- А, этот...да кто его знает, я его не видел еще. Она позавчера приехала и позвонила. А тут ты тоже прилетел. Заебись же! Совпадение.

Одним словом, на даче у Владика жарились шашлыки, играла музыка и собирался народ.
Самой последней приехала Нестерчук. На такси класса комфорт. Вылезла из машины вся такая в парадном, с солнцезащитными очками на всю морду и в сопровождении какого-то слишком модного типа.
- Хай, гайз! Как я вам рада! - заорала Нестерчук и бросилась обниматься.
- Гайз, блядь - фыркнул Владик.
Потом, она, как бы спохватившись, вспомнила про своего спутника и громко сказала:
- Знакомьтесь, это мой друг Крис. Он из Белоруссии, хотя живет, как и я, в Даллас, штат Тексас.
- Крис, блядь...- хмыкнул Владик.
- Очень приятно! Меня можно звать просто Кирилл, - улыбнулся Крис. - И давайте я сразу вам скажу, чтобы успокоить, я гей.

Нависла тяжелая пауза. Я застыл с шампуром в руке, Владик замер, открыв рот, из которого торчала дымящаяся сигарета...
- Всмысли? - немного с хрипотцой переспросил Владик.
- Кирилл, можно меня звать Кирилл, - вновь улыбнулся Кирилл.
- Это понятно, а там был еще кто-то...
- А, вы об этом...Гей. Я гей.
- То есть ты считаешь, что нас так успокоил? - растерянно спросил Владик. - А по-моему, как бы наоборот, мы не очень успокоились...Мы вообще нихуя не успокоились и даже охуенно разволновались!
- А почему вы, Кирилл, то есть Крис...- спросил я. - Как-то странно начали знакомство? Вы считаете, что это главное, что о вас необходимо знать? Тогда я Александр, у меня два импланта в нижней челюсти, вчера я постриг ногти, а еще у меня в тысяча девятьсот девяностом году были мандавошки.
- Ну, что вы, я совершенно другое имел в виду... я не в том смысле, я в смысле того, что с Олей мы просто друзья...Чтобы вы не думали.
- О чем? О чем, блядь, нам не думать? Да я теперь больше думаю о том, что ты гей, чем о том, чтобы Нестерчук трахнуть! - заорал Владик.

- А ты об этом думаешь? - засмеялась Оля Нестерчук. - Да ладно вам, мальчики! Остыньте! Налейте мне кто-нибудь вина!
Далее вечеринка проходила странно. Кирилл сидел отдельно от всех у крыльца и пил из хрустального фужера белое вино. К нему время от времени подбегала Нестерчук и убегала опять пообщаться с бывшими однокурсниками.
Пару раз Кирилл попытался подойти к хозяину дачи, но тот сразу вспоминал о чем-то очень важном, что было необходимо сделать и уходил, стараясь прижиматься жопой к стене.
- Вот на хуя она его привела? - шипел Владик

- Да ладно тебе, что ты как дикарь. Гея не видел? - пожимал я плечами.
- Не видел, прикинь. Нет, может они в Брянске и есть. Да что там, стопудово есть. Но я их не знаю. Их никто не знает. Потому, что у нас нельзя вот так просто хуяк, и стать геем, чтобы все были в курсе этого эпохального события. У нас они после этого полчаса не проживут. У нас на въезде в город "Внимание! Въезд в населенный пункт прокаженным, гитлеровским танкам и геям строго запрещен!". Более того, если бы тут предложили выбрать, кого бы вы все-таки запустили бы в город, гитлеровские танки или геев, то танки бы победили с огромным преимуществом. Что делать с ними наши партизаны охуительно хорошо знают. А с этими что не понятно!
- Владик, да чо ты разошелся? Что за дремучая гомофобия? Забей!
- Я не гомофоб. Просто пацаны не поймут. У нас Брянск, блядь! Брянск! У нас геями детей пугают!
- Да что он тебе сделал? Стоит тихонько, вино пьет...
- Да? А ты обратил внимание, что он ко мне два раза уже подходил! И смотрит еще так...
- Как?
- Глазами! Глазами, сука, смотрит!
- А чем ему еще смотреть, блядь? Жопой?
- Вот, то-то и оно! Глазами смотрит на жопу! На мою между прочим...Не дамся, блядь!
- Ты параноик!
- Сам ты параноик! Вот сейчас напьется и выебет тебя...

Но тут произошел инцидент. Дело в том, что двоюродный брат Владик, человек с дурацким именем Кузьма, решил сходить в местный сельмаг, ему показалось, что водки, которую мы приготовили для шашлыков, было крайне мало.
Не знаю точно, что возле сельмага конкретно произошло, но во двор вбежал соседский мальчишка и заорал:
- Дядя Владик, там у магазина вашего дядю Кузю пиздят!
- Кто? - удивленно поднял брови тот.
- Местные, их там пятеро между прочим.

Мы мгновенно сорвались со двора и побежали в сторону магазина.
У сельмага пиздили Кузьму пятеро здоровых бухих мужиков. Бедный Кузьма сгруппировался на земле и закрыл лицо руками.
И тут в толпу влетел Кирилл. Я даже не успел глазом моргнуть, но через минуту все пятеро лежали на земле и страшно матерились.
Мы подняли Кузьму и пошли назад.

- Не, ну так-то нихуя себе..Ты видел, как этот боевой пид... то есть... прости, Господи, гей, этих бугаев уложил? - удивленно сказал Владик..
- Я охуел, если честно...
- Я тоже. А ведь мог еще и выебать. Контрольным... гей, все -таки... Слышь, Крис..Или как там, Кирилл, иди сюда! Дай пять, - Владик сунул ладонь Кириллу.
Тот, улыбаясь, пожал...
- Ты точно гей? - с сомнением спросил Кузьма.
- Точно, не переживайте...
- Да мы уже, собственно, и не переживаем... Нормальный мужик... то есть гей. Хотя нет, переживаем. Нормальный мужик и гей. Вот на хуя тебе это надо? Вот, посмотри, на меня! Или на Саню! Нестерчук же объективно лучше нас! Сиськи-во!
Кирилл засмеялся.
Мы тоже.

- А ты, Нестерчук, так никогда замуж больше и не выйдешь, - сказал, затягиваясь сигаретой Владик. - У вас там в Америке то сектанты, то геи... правда геи нормальные... Хотя я в них и не разбираюсь.
Говорят, Нестерчук замуж вышла. За афроамериканца. Но потом опять развелась. Владик мне написал недавно, приглашал в гости. Но я пока что-то даже не знаю...

Москва, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:70 лет / Ж:70 лет
Отправлено 28 окт в 14:12

Рядом открылась новая аптека. Пошёл я за
аспирином. На бэйджике у продавца
(фармацевта-провизора) написано: «Аптек-
менеджер Марина». Что такое Аптек-
менеджер, я думал долго, недавно узнал…
Стою в очереди, впереди парень лет 25, потом
дед, ещё с Деникиным красных рубал, и
собственно я. За прилавком та самая Аптек-
менеджер Марина, бабища размером
1000×1000×1000 годов этак ближе к 60.
Парень:
— Упаковку презервативов..
Аптек-менеджер:
— А вам ЗАЧЕМ?
Парень в ступоре… :
— А вам не всё равно?
— Ну я же должна помочь вам выбрать…
— Да, бл%дь, шарики надувать буду!!!
— Тогда берите exstra strong, они прочные…
Парень в афиге… не стесняясь выражений:
— А если у меня во время этого процесса х%й
встанет?!
— Если на мужика, то у нас для анального
секса только «Голубая луна», а если на
девушку, то сейчас мы вам что-нибудь
подберём…
Очередь катается по полу, парень сине-
красного цвета… Аптек-менеджер продолжает
вещание на всю аптеку:
— Есть с пупырышками, с колечками, супер
тонкие, спермицидные…
Парня совсем переклинило…Аптек-менеджер
ему:
— А вы оральный секс планируете?
— С кем?!?!
— А это всё равно, презервативы для
орального секса подходят как и мужчинам, так
и женщинам…
Парень:
— Да мне уже вроде не надо…
— Да вы не волнуйтесь, есть все цвета и
размеры, вам рекомендую зелёные, под цвет
глаз.
Очередь в коме, парень смотрит на всё это
охреневшими глазами с улыбкой дебила на
лице…
— Есть ароматизированые, вам понюхать
принести?
Дед из очереди:
— Чё, использованный что ли? Они же
герметично упакованные!
Народ лежит.
Аптек-менеджер:
— Какие брать будете?
Парень, направляясь к двери:
— Спасибо, уже натрахался…
Аптек-менеджер деду:
— А вам что?
— Калоприёмник и фенозепам!
— А вам ЗАЧЕМ?
P. S. За аспирином я не достоялся.

(С)копировано и (С)перто

В борьбе между «хочу» и «надо» победило «похуй».
Москва, Россия
Семейная пара (м+ж)
М:70 лет / Ж:70 лет
Отправлено 1 ноя в 12:06

Вопиющая метаморфоза

Алёна стала проституткой, когда ей исполнилось пятьдесят.

Не то чтоб эта древнейшая профессия была мечтой всей её жизни или целью, к которой она стремилась. Нет. Это, безусловно, был вынужденный и отчаянный шаг в неизвестность. А начиналось всё обыкновенно, как у всех.

Незадолго до означенных выше событий Алёну вызвал к себе в кабинет замдиректора по кадрам, что само по себе не сулило ничего хорошего. Алёна, будучи по образованию биологом, двадцать шесть лет работала сотрудником Зоологического музея. В музее она курировала отдельную развернутую экспозицию, посвящённую эволюционному учению Чарльза Дарвина. На ответственном хранении Алёны в числе прочих экспонатов состояли чучела животных редких пород, а также единственное в мире чучело пингвина–альбиноса – предмет гордости Алёны и зависти коллег.

– Проходите, Алёна Григорьевна, садитесь, – с трудом выдавил из себя замдиректора по кадрам. Его голос звучал так, будто замдиректора только что слегка придушили. Возможно, данный дефект был следствием многочисленных детских ангин, но, вероятнее всего, причиной послужило пагубное пристрастие начальника к алкоголю и кубинским сигарам. Алёна послушно села.

– Алёна Григорьевна, администрация музея с великим сожалением вынуждена предупредить Вас о грядущем сокращении. Музею трудно выживать в сложившейся экономической ситуации. Вы должны нас понять. Через два месяца, с полной выплатой всех положенных по закону материальных средств. Дела передавайте старшему научному сотруднику Курочкину. У меня всё. Можете идти.

Алёна встала и на негнущихся ногах направилась к выходу из кабинета. Очнулась она, лёжа на антикварном кожаном диване в приёмной. Нервная секретарша совала ей под нос нашатырь, замдиректора по кадрам замер неподалёку с графином воды и стаканом в руках. В этот момент до Алёны дошло подлинное значение слова «катастрофа».

Причины сокращения скрывались под пологом каких-то придворных тайн. Не последнюю роль сыграла ревность сотрудников к чучелу пингвина-альбиноса. Но самое печальное во всей этой истории было то, что Алёна в жизни больше ничего не умела. У неё не было мужа, детей, не было даже отдельной квартиры. Алёна с пожилой мамой ютилась в крохотной комнатке, в коммуналке неподалёку от работы, на углу Среднего проспекта и 11-й линии Васильевского острова. Ни разу в жизни она не готовила, не стирала и имела весьма приблизительное представление о том, как пользоваться пылесосом.

Трудно описать словами чувства, нахлынувшие на Алёну в этот трагический день. Тем не менее на следующее утро она как всегда в положенное время была на работе.

Старший научный сотрудник Курочкин торжествовал. Алёна тянула с передачей дел как могла. Несмотря на это, Курочкин уже чувствовал себя полноправным хозяином экспозиции. Шли дни, недели, и, наконец, два месяца истекли. Наступил последний Алёнин день в музее. Это был канун дня её пятидесятилетия.

Утром Алёна надела зелёное платье в стиле «Бохо» – самое красивое из двух, имевшихся в наличии. Приколола к платью брошку с двумя красными пластмассовыми бусинами, купленную за сорок девять рублей на Апрашке, и отправилась на работу. Войдя в первый экспозиционный зал, Алёна открыла ключом витрину с чучелом пингвина и нежно, как лучшего друга, обняла альбиноса, невзирая на яростные протесты старшего научного сотрудника Курочкина. Всё–таки двадцать шесть лет вместе — это не шутка!

Затем Алёна направилась в бухгалтерию и получила причитающиеся ей расчётные средства, в том числе два оклада вперёд, что в совокупности составило немыслимую сумму в двадцать две тысячи рублей. В отделе кадров ей выдали трудовую книжку, которую Алёна с юности не держала в руках. Книжка выглядела как экспонат из далёкого прошлого. Начальные записи в ней велись перьевой ручкой.

– Анахронизм, ископаемое…– произнесла Алёна, и непонятно было, к чему или к кому относятся её слова.

Алёна медленно брела по Университетской набережной в сторону дома и вдруг остановилась, наткнувшись на трафаретную надпись, сделанную белой краской на асфальте. Надпись гласила: «Работа для девушек» и содержала номер мобильного телефона.

Алёна, несмотря на свой далеко не юный возраст, подсознательно продолжала относить себя к категории девушек. Вероятно, по этой самой причине объявление на асфальте не вызвало у неё подозрения. Алёна порылась в своей потрёпанной сумке, достала карандаш и на краешке расчётного листка записала номер телефона. Придя домой, она направилась в ванную, открыла кран и набрала номер на мобильном.

На другом конце быстро сняли трубку, хриплый мужской голос выдохнул Алёне в ухо: «Да!»

– Я по поводу объявления на Университетской набережной, – робко начала Алёна.

– Ну?– выжидающее молчание.

– Я по поводу работы для девушек, – уточнила Алёна.

– Работы очень много, дорогая, работы невпроворот!

– А зарплата?

– Зарплата сдельная, договорная. Больше работаешь, больше получаешь! Ты как работать будешь, по вызову или в стационаре?

– Я – в стационаре, – почему-то ответила Алёна, – А когда можно приступать?

– Да хоть завтра, – хохотнул мужчина, – я обычно кастинг сначала устраиваю, но, слышу, ты девочка деловая, с опытом. Приходи завтра к пяти в переулок Гривцова 14, вход со двора, магазин «Индийская роза», – и повесил трубку.

Алёна не успела ничего спросить о характере предлагаемой работы. Но отступать не хотелось, жизнь должна продолжаться. Нельзя же сказать маме, что её сократили в музее, такая новость может подорвать мамино и без того пошатнувшееся здоровье.

Проснулась Алёна в половине третьего, стараясь не производить лишнего шума, пошла в ванную, быстро почистила зубы, приняла душ и вернулась в комнату. Надела вчерашнее платье, приколола к нему брошку и без четверти четыре вышла на улицу. Путь был неблизким, общественный транспорт ещё не ходил. Было прохладно и сыро, но все мелкие погодные неприятности искупала белая ночь и красота любимого города. Алёна без особого труда преодолела расстояние, она любила ходить пешком. Без десяти пять Алёна стояла во дворе дома 14 по переулку Гривцова. Вниз в полуподвальное помещение вели заплёванные скользкие ступеньки. На облезлой ржавой двери нагло красовалась надпись: «Индийская роза». Алёна подёргала ручку, дверь была заперта. Алёна отступила назад. Дверь с шумом распахнулась, из неё выпорхнула парочка молодых нетрезвых девушек и лысоватый, но весь покрытый чёрной шерстью мужик кавказской наружности.

Мужик сфокусировал взгляд на Алёне.

– Ты кто? – послышался уже знакомый по телефонному разговору голос.

– Я вам звонила по поводу объявления на набережной, про работу для девушек, — напомнила Алёна.

– А! Так я же велел тебе прийти в пять.

– Сейчас пять часов пять минут, – нерешительно ответила Алёна.

– Вот дура! В пять вечера! А сейчас, я хочу спать. Впрочем, заходи, раз пришла. Какая же ты девушка?! Тебе лет-то сколько? – кавказец жестом указал на дверь в подвал, и Алёна нерешительно шагнула вперёд.

– Сегодня суббота, и завалялся тут один постоянный клиент. Правда, он так уже накидался, что ему сейчас до фени твой возраст. Вон та розовая дверь, иди, работай! Такса у нас – тысяча рублей в час. Половину заработка отдашь мне, иди! – с этими словами он подтолкнул Алёну к указанной двери.

Алёна вошла, не успев понять, что произошло. Несмотря на то, что помещение располагалось в подвале, интерьер комнаты был довольно приятным и даже с претензией на изысканность. Стены были обтянуты тканью кремово–розового цвета. Мягкая мебель, выполненная в стиле гарнитура генеральши Поповой из «Двенадцати стульев», была обита тканью тех же тонов. В центре комнаты, под балдахином из той же задрапированной ткани, возвышалась огромная кровать. На кровати, забывшись сном, лежал грузный мужчина. На сервировочном столике и на полу валялись бутылки из-под водки и дорогого шампанского «Моёт».

Алёна подошла поближе, черты лица спящего мужчины показались ей знакомыми.

Именно в этот момент в голове Алёны созрел план мести. Как бы Алёна ни была наивна, у неё хватило ума догадаться, какого рода работа предлагалась девушкам в том злосчастном объявлении.

Алёна сняла с себя одежду и аккуратной стопкой сложила её на стуле, стоявшем поблизости. Затем она прилегла рядом со спящим, стараясь выглядеть сексуально и непринуждённо.

Мужчина зашевелился и сонно пошарил рукой по постели. Нащупав Алёну, обнял её, открыл глаза и сразу же отшатнулся, вскочил и даже протрезвел от ужаса.

– Алёна Григорьевна! Что вы здесь делаете? Как? Где я? Почему вы голая? – завопил замдиректора по кадрам высоким фальцетом, прорезавшимся неведомо откуда.

– Я теперь здесь работаю, – тихо ответила Алёна, удивляясь новым ноткам металла в своём голосе. – Вы же меня вчера сократили!

– Алёна Григорьевна! Это всё чудовищное недоразумение! Я человек с положением! У меня семья! Я всё исправлю! Всё ещё можно исправить! Алёна Григорьевна! Только умоляю, никому ни слова, никому!

Вскоре под сокращение попал старший научный сотрудник Курочкин. А в понедельник, в установленное правилами трудового распорядка время, Алёна вошла в Зоологический музей и направилась в первый экспозиционный зал, где её дожидалось единственное в мире чучело пингвина–альбиноса.

(С)пер где-то...

В борьбе между «хочу» и «надо» победило «похуй».
Москва, Россия
Мужчина
М:49 лет
Отправлено 24 ноя в 17:24

memoria Zep

Девушки, из ваших писем я понимаю, что пытаете партнеров вы уныло и без огонька.

Щипцы и скалки, больше ничего не умеете.

Давайте я вас хотя бы научу пытать в лучших традициях?

Пытать надо дерзко, если уж вы человека пытаете.

Начнем с того, что само ваше ожидание от человека любви - это уже клещи. Ну так доставайте их смелей.

Вот видите вы отношение человека. С чего вы вдруг решаете, что оно должно становиться лучше? Кто вам это обещал? Никто.

Но вашей самооценке голодно, вам хочется больше любви и вы достаете черный чемоданчик.

Если хотите пыточные инструменты убрать, воспринимайте то отношение, которое есть, как статус кво. Лучше оно вряд ли будет, может стать хуже. Хотите оставаться? Оставайтесь и не выносите мозг. Хотите уйти? Уходите, но не выносите мозг. Просто скажите, что человек вам разонравился. Это ведь правда? Вам не нравится его отношение, а сначала наверное нравилось. Не нравится отношение = не нравится человек, воспринимайте то и другое в совокупности, не четвертуйте его.

А когда вы думаете, что человек ничего, подходит, а отношение его можно поменять и заставить его относиться к вам лучше, вы и достаете чемоданчик с пыточными инструментами.

Итак, я обещала рассказать, как пытать своего пленника с огоньком.

Маркиз де Сад в своих произведениях очень любил описывать пытки, которые в разные века, в разных культурах использовались в военных целях и в целях так называемого правосудия. Маркиз описал этих пыток очень много. Почитайте его интересные произведения и берите с его героев пример.

Я опишу несколько популярных пыток.

1. Дыба

Это римская пытка, любимое многими палачами приспособление, на котором человек с помощью вращающихся валиков вытягивался в разные стороны, пока его мышцы и сухожилия не приходили в негодность.

Применять дыбу в домашних условиях легко. И многие применяют.

Что-то типа дыбы у вас получается, когда вы одновременно даете противоречивые установки партнеру. Как в последнем письме: "Оставайся у мамы, лечись". А сама при этом тянет домой и демонстрирует обиду, если он соглашается остаться у мамы и лечиться.

Из той же оперы ваше: "Не надо мне ничего" - с дрожащим подбородком и поджатыми губами. "У меня все есть", - с голодными глазами. "Я справлюсь сама," - с согбенной спиной и поникшей головой. Некоторые почему-то думают, что это антищипцы. Нет, это похоже на дыбу. Вы направляете человека вербально в одну сторону, а невербально тянете в другую.

Все это можно превратить в настоящую дыбу, если в обе стороны тянуть пожестче.

"Конечно иди, отдохни с друзьями, а я тоже схожу, меня тут один парень в кино позвал".

"Не траться на цветы. Я же вижу, ты делаешь это безо всякого удовольствия, из чувства долга".

"Я не хочу секса. Ты ведь хочешь не меня, а этих силиконовых дур из порно".

2. Пытка водой

Это китайская пытка.

Капать на мозг все почти умеют, но если делать это долго и монотонно, можно по-настоящему свести человека с ума.

Приготовьте заявление в полицию и сразу же отнесите, если ваш подопытный не выдержит и наградит вас оплеухой.

Но самая лучшая пытка водой - это когда вы не просто капаете на мозг, а заливаете человека слезами сутки напролет.

Сидите и плачьте. Тихонько в углу. В ванной (там акустика лучше). Везде. Если будет спрашивать, рыдайте громче. Не отвечайте ни на какие его вопросы, просто качайте головой и плачьте. Глаза ваши должны быть всегда на мокром месте. Интонации всегда плачущими. Чуть что глотайте слезки. Хорошо, если случайно проснувшись ночью, он заметит, как вы сдавленно рыдаете в подушку. Не сознавайтесь в причинах ваших слез. Пусть сходит с ума медленно и верно.

Но заявление в полицию все-таки приготовьте. Пытка жесткая, мало ли как ему зайдет. Некоторые накладывают на себя руки, а некоторые могут приложить руку к вам. Мужчины - насильники и тираны, это же факт известный.

3. Колыбель Иуды

Знаменитая испанская пытка для предателей и богоотступников. Разрывание кишок, печени и даже сердца через анус железным конусом.

Девушки любят применять что-то вроде того, когда описывают свою боль и рвут мужчинам сердце.

Но чтобы это была настоящая испанская пытка, надо добавить побольше жести.

"Пока мы были в ссоре, я переспала с пятью мужчинами. Не знаю, может быть кто-то из них меня заразил".

"Ты не уговорил меня остаться у тебя вчера ночью и меня изнасиловали в моем дворе"

"После разговора с тобой я наглоталась таблеток, но моя соседка вызвала Скорую и меня откачали".

"У меня нет никаких планов на лето, вряд ли я доживу, я чувствую, что угасаю".

"Я хочу сделать другой нос, грудь, изменить форму рта. Ты заставил меня считать себя уродиной".

4. Хомут

Это тоже китайская пытка. На человека надевают деревянную доску с отверстиями для ног, чтобы он не мог передвигаться, и заставляют ползать.

Обычно девушки хотят контролировать каждый шаг своего невольника, требуют отчетов, но размаха многим не хватает.

Надо поставить условие сразу, пока он заинтересован в отношениях, что вы должны быть в курсе каждой его переписки и любого разговора, который происходит без вас. Вы должны знать все, он должен отчитываться без напоминаний, его жизнь должна быть полностью прозрачна для вас как для зрителей Дома 2. И дверь в туалет пусть не закрывает. И пароли все вам пусть сдаст, и логины, и явки конечно.

Вот это будет настоящий китайский хомут.

5. Скафизм

Это персидская пытка. Человека держат в корыте, кормят медом и молоком, пока корыто не наполнится его жидкими экскрементами, а потом пускают корыто в болото, чтобы его ели насекомые.

Называйте партнера самыми ласковыми кличками, чем приторней, тем лучше. Пусть это будет на грани фола. "Чебурафка" как в знаменитом видео - хорошо, но мало. Пусть он будет "толстенький толстячок" или "пуфыстый бегемотик", а его член "маленький хвостик", прибавляйте ко всему слово "сладкий", "малюсенький" и еще какие-нибудь словечки собственного сочинения, чтобы было понятно, что существующий язык не может вместить в себя все ваше умиление им. "Мурмышастый пусятик" подойдет или какой-нибудь "популечный липусик", не ограничивайте себя.

Натолкать этой сладости ему надо побольше, не только в постели, в сообщениях ему на работу, в публичных местах, везде. И когда у него начнется понос или рвота от раздражения, а это однажды случится, начинайте жалить его как стая адских слепней. Обвиняйте, кричите, что он нагадил на вашу любовь, что он - настоящий засранец, что его душа - дерьмо. Повторяйте этот цикл несколько раз.

6. Пектораль

Это орудие использовалось венецианской инквизицией, в основном для пыток женщин. Но можно использовать и для мужчин.

Это раскаленная железная чаша, которая надевается на мужскую мошонку.

В отличие от обычного доильного аппарата, которым доярки доят тех, кто дает им мало секса, пектораль - орудие, что называется, с огоньком.

Постоянно разогревайте вашего мужчину, когда вы наедине, тискайте, щипайте, щекочите, кусайте, сосите, глотнув горячего чая или взяв в рот лед, не выпускайте его половые органы вообще никогда, даже в общественном транспорте старайтесь ухватиться и в ресторане под столом, не руками, так ступнями. Не обращайте внимание на его умоляющий взгляд и недовольные речи. Время от времени используйте иголки, чтобы возвращать мошонке чувствительность. Добившись эрекции, постарайтесь обязательно довести до кульминации, и сразу же начинайте сначала.

Венецианские инквизиторы смотрят на вас с уважением.

7. Шири

Это верблюжья шапочка, которую тюркские кочевники надевали на голову пленнику, чтобы лишить его памяти и превратить в манкурта, послушного раба, не помнящего своего прошлого.

Многим девушкам досаждает сам факт присутствия в жизни их мужчин бывших. Бывшие имеют привычку возвращаться или становиться "подругами", но и сам факт воспоминаний - унизительно для новой хозяйки. Если мужчина попал к вам в плен, лучше лишить его памяти.

Для этого надо поместить его голову в мощные тиски и сжимать эти тиски наподобие шири, верблюжьей шапочки, которая на жаре высыхала и становилась жестче и меньше, сжимала и постепенно деформировала голову пленника. Каждый раз, когда он вспомнит что-то о той жизни, где не было вас, давите на его мозг со всей силы. Обвиняйте, угрожайте уходом, оскорбляйте его и его бывших. Пусть вспоминает только плохое, а лучше ничего. Он должен усвоить, что по-настоящему его жизнь началась только с вами. До этого он не жил или жил, но не он, собой он стал только рядом с вами
(С)

338 ответов • страница 17 из 17
Перейти к Закрыть
Всего пользователей, читающих форум Эрмитаж: 0 пользователей, 2 гостя