В закладки Подписаться

Уже неделю в городе держалась непривычная для начала июня жара. Нет, палящее солнце не плавило асфальт, людей не увозили в больницы с солнечными ударами, вполне сносная и даже приятная температура, особенно после затянувшейся весны. Но все же 26 градусов для Ленинграда это непривычно. Особенно если окна твоей новой квартиры выходят на Восток, а уже ставшая привычной за месяц ремонта смесь запахов краски, штукатурки, обойного клея раскрывается с восходом совершенно удивительным букетом. Не спасало и открытое окно – в новом районе деревья еще не успели насытить воздух ароматом свежей листвы, не дотягивались и до третьего этажа, чтобы создать спасительную тень.

И все же, субботнее утро было прекрасным. В сущности, для счастья мужчине в 30 лет и так не много надо, а у Макса, как он себя называл, несмотря на протесты родителей, считавших такое сокращение оскорбительным для Максима Горького, в честь кого назвали сына, у Макса было почти всё, что можно пожелать. Год назад в водном походе с ребятами по Катуни он познакомился с обаятельной и на вид скромной аспиранткой Аленой, сплавлявшей с турклубом Политеха. Несколько дней они останавливались на ночлег двумя группами вместе и Макс успел заинтересоваться умной, начитанной Алёной, умеющей и посмеяться над его шутками и самой тонко иронизировать. Днём он захлебывался ледяной водой горной алтайской речки, а вечерами тонул в её бездонных глазах, скрывавших если не тайну, то что-то неожиданное, будоражащее и многообещающее. На четвертый день маршруты двух команд туристов разошлись, но телефон и адрес Алёны Макс записал, надежно упаковал – не дай бог вода смоет карандашную запись – и даже почти запомнил.

Вернувшись домой, не постеснялся позвонить в тот же день. Через неделю они уже целовались на последнем ряду в кино, где крутили «Москва слезам не верит». А ещё через полгода сыграли свадьбу. Первое время пришлось жить у родителей Макса, но уже в апреле по распределению он получил хоть и маленькую, но свою отдельную квартиру, куда счастливая пара и переехала, едва закончив ремонт.

Замеченный еще при первой встрече огонек в глазах Алёны, на деле оказался бушующим пламенем страсти, тщательно скрываемой в повседневной общественной жизни. Пока они жили с родителями Макса она ещё стеснялась и соблюдала приличия, но переезд и возможность быть наедине раскрыли безудержный нрав черногривой бестии. В доме постоянно заканчивались «изделия номер 2», а точнее 3, потому как Макс был обладателем внушительного размера достоинства и приходилось выискивать по аптекам третий размер презервативов, мало популярный, от этого дефицитный. Ремонт мог бы закончится на пару недель раньше, если бы пара постоянно не отвлекалась на секс в самые неожиданные моменты. В порыве страсти была даже разлита дефицитная оранжевая краска для ванной, так что пришлось оформлять помещение в авангардном стиле разными цветами.

Новая кровать после переезда рисковала не прожить и года, так что Макс на всякий случай встал в очередь не только за стенкой из ГДР, но и спальным местом. Соседи конечно же все слышали через тонкие стены, но и сдерживать стоны Алёна не могла, а при встрече невозмутимо смотрела сквозь завистников, всем своим видом давая понять, что аспирант кафедры химии в советском институте просто не может быть замечем в чем-то предосудительном.

8 июня 1980 года началось для Макса именно так, как должно начинаться утро субботнего дня – он ещё не открыл глаза, а ладошка жены уже скользнула по его груди, спустилась к животу, немного задержалась на лобке, пальчики игриво пробежались по внутренней поверхности бедра и не затягивая игру рука обвилась вокруг напряженного члена – тот факт, что хозяин еще не проснулся – не повод отказываться от удовольствия. Не открывая глаза Макс обнял свернувшуюся на боку калачиком Алену и неторопливо начал поглаживать по спине, усиливая давление на копчике и раскрывая широко ладонь опускаясь еще ниже, чтобы захватить упругие ягодицы и провести мизинцем вдоль половых губ. Вряд ли такая удобная поза жены была случайностью – она знала, чего хочет и как этого добиться.

Неторопливые утренние ласки отозвались в теле Алены легкой дрожью, и ее рука еще более интенсивно сжала член, время от времени опускаясь к мошонке, то поглаживая ее будто перышком, то сжимая и массируя. Макс продвинул руку еще дальше и начал легко массировать клитор, что заставило Алену затаить дыхание, а уже через минуту задышать часто-часто, подаваясь вперед бедрами.

Пять минут взаимных ласк окончательно прогнали сон. Макс взял с табурета возле кровати, заменявшего тумбочку, презерватив и передал Алене – ей нравилось надевать его самой, медленно расправляя по всей немалой длине члена. Последняя часть прелюдии завершилась, и жена была повернута на бок, а Макс медленно, миллиметр за миллиметром начал входить в её лоно, уже обильно покрытое смазкой.

Войдя на половину длины члена, он почти вышел, и растягивая удовольствие снова начал входить. Алена согнув ноги в коленях урчала от удовольствия и поглаживала себя одной рукой, другой сжимая ягодицы Макса. Утро – не время для экспериментов, их можно оставить на ночь, поэтому никто из партнеров не стремился менять позу. Темп ускорялся, член входил все глубже, Алена стонала и стремительно приближалась к оргазму. Еще несколько движений и она, распрямив ноги выгнулась, вонзившись ногтями в зад Макса, который входил уже до самого конца, так что жена ощущала его член где-то в районе диафрагмы. Стон удовольствия сорвался с её губ, тело сотрясалось, но ее рука продолжала гладить клитор, готовясь ко второй волне. Макс не выдержал и положил ее на живот, выпрямился и почти выходя до конца вновь с бешеной скоростью входил. Последние движения были быстрыми как взмахи крыльев колибри. «Очень своевременная мысль» – подумал Макс, вспомнив недавний выпуск «В мире животных». К счастью, голос Дроздова зазвучавший в голове быстро пропал и одновременно с Аленой, почти уже кричавшей от удовольствия и сжимающей подушку, Макс кончил, продолжая по инерции еще какое-то время двигаться, сам ловя волну конвульсий от удовольствия.

На некоторое время в комнате воцарилась тишина, прерываемая только щебетанием ласточек под окном – на первое мая пионеры водрузили на молодые деревья монструозные скворечники, которые тут же облюбовали птицы, вернувшиеся с зимовки в дальних странах.

- Счастливые, прошептал Макс.
- Кто?
- Ласточки. Могут путешествовать, смотреть мир.
- А. Да. Зато у нас секс ярче – улыбнулась Алена. А теперь – кофе, завтрак и гулять.
- С одним пунктом проблема. Кофе нет. Есть цикорий.
- Фу, как можно предлагать даме такую гадость. Значит чай. С остальными пунктами, надеюсь, проблем нет?
- Как скажет моя госпожа – игриво ответил Антон – Королева будет в восторге от сегодняшнего дня. Недавно они прочитали самоиздатовскую «Мастер и Маргариту», так что иногда сыпали цитатами из книги.

Они все же подняли себя с кровати и не одеваясь – а зачем одеваться если можно наслаждаться красотой тел друг друга, время от времени обнимаясь, пошлепывая, а то и пуская в ход щекотку – ребята принялись за утренние процедуры – душ, яичница с тостами, которые медленно и с шумом являлись на свет из эстонского тостера.

- Мне сегодня опять эротический сон снился – с набитым ртом промычала Алена, так что Макс с трудом разобрал речь
- Ну, прости, неделя была суматошная, сил не было совсем – оправдывался Макс. Действительно на будних он возвращался затемно (и это в белые то ночи), потому как на предприятии где он работал инженером, срочно завершали проект, как всегда опаздывая и доделывая в последний момент. Макс ложился, не ужиная и так же, не приходя в сознание, ни свет, ни заря убегал на работу. А неделя без секса для Алены – это как неделя без мяса для мужика. В такие периоды Алене снились яркие, цветные сны, от которых она во сне стонала и иногда даже просыпалась от оргазма. А утром в деталях рассказывала происходившее во сне Максу, как бы укоряя за недостаток внимания и близости. Изредка он задумывался – можно ли вообще запоминать столько подробностей из сна. Уж не придумывает ли она на ходу, облекая в такую форму свои фантазии.
- И что снилось на этот раз? – он знал, что все равно расскажет, но проявление интереса было жестом вежливости, а Макс считал себя культурным человеком. Да и чего скрывать, сны или фантазии жены заводили и его самого.
- Занималась сексом с твоим приятелем Пашкой – буднично ответила Алёна – и ты там был.
- Надеюсь, я не занимался с Пашкой сексом? – рассмеялся Макс.
- Нет, тебя ласкала его жена.
- Надо им позвонить и порекомендовать пить воду через небо.
- Зачем?
- От икоты помогает! Если Пашу с тобой можно представить. Он нормальный мужик, может выпить, анекдоты антисоветские травит, ты красавица, чего уж тут. Но его жена, Катя, преподавательница географии с десятилетним стажем… Нет, она конечно дама эффектная, но, чтобы вот так, он с тобой, я с ней. Нет, мое воображение не столь развито. И как, тебе с ним понравилось?
- Да, вполне – она отпила чай – особенно когда Катя куда-то делась, и ты к нам присоединился. Он входил в меня, а я ласкала твой член. Ртом.
- Ох, фантазерка – Макс представил это и ему почему-то захотелось срочно в кровать, вместе с Аленой. – Тебе записывать надо сны, а потом книжку написать. И отправить Михаилу Соломоновичу в Израиль, он там издаст, ты станешь богатой, и мы переедем в Америку.
- Интересная мысль, я подумаю – непонятно шути ли она.

Сборы на давно запланированную прогулку по городу не заняли много времени. Разве что вниманию Макса было предъявлено демонстративное надевание клетчатой юбки – все прилично, 5 сантиметров выше колена – и игнорирование трусиков. «Жарко» - бросила Алена и перешла к выбору блузки из небольшого, но со вкусом подобранного гардероба.

Макс тем временем заправил пленку в недавно купленный у фарцовщиков за баснословные деньги Nikon FM. Судя по всему, камера ни разу не использовалась и Макс трепетно, как будто в первый раз обнимая девушку, проверял работу затвора, фокус (на наклонившейся почесать мизинчик Алене объектив сфокусировался особенно хорошо), автоспуск.

- Народ для разврата собрался! – радостно заявила Алена. – То есть для прогулки, разврат потом. И не весь народ, а я. А народ наверняка уже гуляет, полдень, а мы еще дома. Пойдем!

- Вот это скорость! Что ж, готов – застегивая ремешок Ракеты на руке ответил Макс.

На скамейке возле парадной по традиции уже заседали пожилые соседки, приветливо поздоровавшиеся, но подозрительно провожавшие взглядом пару. Их же стараниями пионерские скворечники, как и подоконники были облюбованы птицами и следами их пребывания – старушки не скупились на семечки и крошки для пернатых.
- Кажется, окно надо все же закрывать иногда. А то решат, что ты меня бьешь по утрам. И вечерам. И ночам. – сказала Алена, когда они миновали собрание.
- Бьет – значит любит. Так что с моим реноме все в порядке, за тебя только радуются.
До метро было быстрее пешком, чем на редких троллейбусах. Через 15 минут они уже спускались на Кировском заводе в приятную прохладу. Целоваться на эскалаторе они не могли себе позволить, но поглаживание руки уже считалось приличным, а даже легкие прикосновения Макса вызывали у Алёны мурашки. «А может просто холодно стало» - подумал он, не отвлекаясь от её глаз.
Выйдя на Восстания, они неспешно пошли в сторону Дворцовой, чтобы дальше затеряться в любимых с детства дворах Петроградки или Васьки. В районе «Сайгона» как всегда было людно, неподалеку стоявший милиционер готов был воспрепятствовать и пресечь что бы то ни было.
- Ну теперь точно кофе – уверенно заявила Алена и потащила Макса в кафе.
Макс заказал два маленьких простых, которые они выпили за столиком с веселым бородачом, похожим на Хемингуэя, разбавлявшим свой кофе чем-то ароматным из огромной, объемом не меньше полулитра, стальной фляги. Он и им предложил, но для алкоголя было рановато, да и настроение без того было прекрасное. Возможно, вечером. Дома ждет бутылка хорошего Киндзмараули, которое так приятно пить в темноте, при свете луны, подчеркивающей плавные изгибы стройного тела Алёны, поглаживая её небольшую упругую грудь, спускаясь к бедрам... «Интересно – это так кофе действует или у меня тестостерон зашкаливает» - подумал Макс.
Только вышли из Сайгона и перешли Владимирский, как начал накрапывать дождь, и ребята забежали в ближайшую арку, которая вела в небольшой двор колодец. В углу неизвестно кем посаженная и как выжившая в темноте цвела сирень. Дождь быстро закончился и Макс решил сделать совместное фото на фоне этого островка жизни среди мрачных серых стен. Макс взвел автоспуск, на глаз выставил фокусное расстояние, вытянул руку (фотоаппарат был заметно легче Зоркого-4 на который раньше фотографировал Макс), обнял Алену и нажал на спуск. Зажужжал моторчик и через 5 секунд неожиданно громко щелкнул затвор. Одновременно вышедшее солнце отразилось в окне четвертого этажа и пара синхронно зажмурилась.
- Какой громкий затвор. Неужели подсунули брак – недоуменно произнес Макс - Да и моргнули мы. Еще раз?
- Нет, так интереснее. Ты же сам больше любишь жанр чем постановку.
- Ну да. Идем дальше?
- Идем!
Снова зайдя в арку, ребята удивились неприятному запаху и возвышающейся над контейнером куче мусора, которую не заметили в первый раз. Вместо того, чтобы выйти обратно на Владимирский, они пошли дворами в сторону Рубинштейна.
- Давно у нас во дворах плитку кладут? – удивилась Алена.
- Может кто из бонз здесь живет. Смотри, и фонари чугунные красивые, мозаика на стене.
«Остановились как вкопанные» - подумал Макс выйдя на Рубинштейна. Это был не их город. То есть конечно улица на месте, и дома, и табличка в память о великом композиторе. Но не могло все так преобразиться за несколько недель, что они тут не были. Фасады пестрели вывесками на русском и английском, кажется даже на каком-то азиатском языке. Прохожие были одеты, как в фильмах с Бельмондо – ярко, непривычно. Мимо прошла девушка в столь короткой юбке, что можно было принять за нижнее белье. Грудь прикрывала черная майка, выставлявшая на всеобщее обозрение подтянутый живот, в центре которого через пупок было продето небольшое металлическое кольцо размером с сережку.
Неизвестно что больше потрясло Макса – полуобнаженная красотка или машины, стоявшие вдоль тротуара. Ни одной знакомой формы или названия. Ни одной Волги или ВАЗа. Тем временем взгляд Алены замер на витрине магазина напротив, где стояли манекены, облаченные в нижнее белье, которого нет и не могло быть в Советском Союзе – тонкое, кружевное, скорее не скрывающее и поддерживающее, а оголяющее и демонстрирующее достоинства обладательницы.
После минутного ступора Макс и Алена молча, не сговариваясь, развернулись и зашли обратно во двор.
- Спокойствие, только спокойствие. Дело то житейское – немного нервно проговорил Макс, привычно заменяя собственные мысли удачными фразами из кино.
- Ты понимаешь, что происходит? – спросила Алена.
- Ну, ты ближе к науке, скорее это я у тебя должен спрашивать. Но позволю предположить две версии – мы либо переместились во времени, либо в пространстве. Так как улица все же похожа на нашу Рубинштейна – скорее во времени. Вопрос как далеко и что нам с этим делать. Состояние шока навевает мысли скорее броситься назад в двор на Владимирском и попробовать вернуться в родной 1980. С другой стороны, любовь к сказкам и фантастике, да и некоторые – тут Макс немного замялся вспомним девушку почти без ничего – интересные моменты… В общем, может поступим по завету Стругацких, окунемся в дивный новый мир? С виду он достаточно безопасен.
- А если мы не сможем вернуться обратно? Никогда!
- Ну, из любого похода можно не вернуться. Помнишь, когда мы познакомились, я на следующий день чуть под камнем в реке не остался. А сейчас у меня есть ты, а больше вроде как ничего и не надо. Страшновато, конечно, зато увлекательно!
- Риск – благородное дело? – с сомнением и улыбкой заметила Алена.
- Значит решено, представим себя героями Уэллса! Так, что у нас есть. Часы показывают 14:00 8 июня. Деньги – Макс открыл бумажник, достал купюры и поднял одну бровь. Вместо привычного профиля вождя, на банкнотах был изображен чей-то памятник и мост через реку. На других – Ярославский кремль, запомнившийся из поездки с родителями по золотому кольцу.
- 120 000 рублей. Либо мы очень богаты, либо тут другие цены. Может коммунизм наконец построили?
- А сколько было до этого?
- 120 рублей примерно. Премию получил, решил сегодня не скупиться. В путь? Постараемся не привлекать внимание и выяснить где, а точнее когда мы.
Не слишком уверенно, взявшись за руки, Макс и Алёна снова вышли на оживленную улицу. Справа шумел Невский, по которому проносились десятки машин в секунду. Рубинштейна казалась более тихой и спокойной, поэтому знакомство с новым (или другим) временем решили начать с неё.
На мощеный тротуар выходили террасы десятков кафе и ресторанов. В них сидели люди, пили что-то из красивых бокалов, официанты в белых рубашках и черных передниках приносили блюда, на которых лежали крабы, креветки (спасибо Дроздову за знание морской фауны) и что-то еще диковинное.
Возле дома 13 ребята задержались – прямо на фасаде была надпись – «В этом доме на сцене Ленинградского рок клуба выступали:». И дальше перечень незнакомых имен.
- Рок клуб? У нас? Интересно, что мы еще пропустили? Может к нам и Битлз приезжали?
- Ты хотел разузнать где мы, так что предлагаю не затягивать. Тем более после завтрака прошло уже достаточно времени, надеюсь еда тут подходит для наших желудков.
- И карманов – улыбнулся более прагматичный Макс. – Что ж, попробуем.
Метров через 50 их привлекла внимание вывеска «Фартук». На улице стояли столики, люди спокойно сидели, вкушали, общались. Немного смущаясь они присели за единственный свободный. Через минуту подошел молодой человек с зелеными волосами и серьгами в обоих ушах. «Сенкевич должен гордится – как популярны его передачи про попуасов – все обвешались украшениями. Хорошо хоть косточки через нос не продевают» - подумал Макс. Несмотря на странный облик, официант вежливо поздоровался, положил меню и спросил не желают ли они заказать что-то из напитков сразу.
С несколько наигранной уверенностью и невозмутимостью, вспоминая героев Ремарка, Макс уточнил, что бы официант мог порекомендовать в это время дня?
- Конечно аппероль. Освежает и поддерживает летнее настроение.
- Будьте добры 2.
Меню было составлено на двух языках – русском и английском. Более того, за соседним столиком отчетливо слышалась иностранная речь.
- Как думаешь, мы завоевали весь мир? Или железный занавес подняли? – поинтересовался Макс у жены.
- Я думаю, что гадать на голодный желудок бесполезно.
Удивляясь огромным ценам – салат стоил как четыре зарплаты – но принимая во внимание содержимое бумажника Макса, они все же справились с выбором – салат с креветками и авокадо и какие-то брускетты для Алены и стейк для Макса. Зеленоголовый официант принял заказ и через минуту принес широкие бокалы на высокой ножке, полные льда и оранжевой жидкости, украшенные долькой апельсина.
После первого маленького, а затем второго более уверенно глотка Алёна наклонилась к Максу и шепотом произнесла: «Кажется, я сейчас испытала оргазм!». Действительно, одновременно сладкий, горький вкус прекрасно освежал и главное, как будто открывал возможности вкусовых сосочков. Немаловажен и тот факт, что коктейль разительно отличался от ерша, которым Макс не увлекался, но несколько раз пробовал в студенческие годы.
- Простите, вы не против если мы к вам присядем? Все столики заняты, а у вас два свободных места. Здесь если не лучший аппероль в городе, то как минимум самый достойный на Рубинштейна. В такую жару нет ничего лучше глотка этого освежающего напитка с берегов Средиземного моря.
К Максу обращался незнакомец в светлых брюках, фисташковой рубашке, темных очках и шляпе. Его спутница, среднего роста блондинка в сарафане, сквозь который проступали очертания груди и, если Макса не подводило зрение, соски, мило улыбалась. Глаза и добрую половину лица скрывали громадные солнечные очки, как будто она одолжила их в цирковой костюмерной.
Алена кивком головы намекнула, что это хороший шанс узнать о времени, в которое они попали, и Макс пригласил пару к столу.
- Туристы? – обратился мужчина к Максу – Кстати, Андрей – и незнакомец протянул руку.
- Макс, а это моя жена Алена.
- Очень красивое имя, а это Юля, уже неделю как жена – сказал Андрей, взял руку Юли и поцеловал, нежно посмотрев ей в глаза.
- Так что, вы туристы?
- Можно сказать и так – уклончиво ответил Макс.
- Откуда-то из-за Урала?
- Не совсем – обиделся коренной Ленинградец Макс – поближе. Давно не были в центре города. Вот, решили выбраться.
- А, понимаю, Кудрово или Парнас, да? Слышал, что в москвичи десятилетиями в предел Садового кольца не заезжают – поводов нет – рассмеялся Андрей. – А мы вот часто гуляем. Опять же в такую погоду грех дома сидеть. Юле вот лишний повод наряды выгулять – Андрей бросил быстрый взгляд на Юлин бюст, заслуживающий внимания, куда и Макс с Аленой неловко посмотрели и тут же отвели взгляды.
Новые знакомые заказали по коктейлю и легких закусок. «Не успели проголодаться. Ну, по крайней мере есть пока не хотим» - снова многозначительно бросил Андрей.
- Мы с женой иногда играем в игру – решился зайти издалека Макс.
- О, мы тоже любим игры! – казалось немногословная Юля только включилась в разговор.
- Так вот – продолжил Макс – как это странно не показалось бы, мы спрашиваем у незнакомых людей, что они знают про историю. Ведь каждый из нас запоминает что-то важное именно для него. Вот вы могли бы рассказать, что вам запомнилось с 1980 года?
- Странная игра. Но допустим. Хм, мы тогда даже еще не родились. Но вкратце так – смерть Брежнева, Андропова, Черненко, приход к власти Горбачева. Перестройка. Сухой закон. Так как мы на Рубинштейна – нельзя не вспомнить про появление рока в стране. Дальше путч, падение берлинской стены, открытие границ, снова путч, выборы, демократия, рыночная экономика, бандиты, супермаркеты, кризис, война в Чечне, теракты, уход Ельцина, Путин, сытые двухтысячные, кризис 2008, Крым, кризис 2014, санкции. Ну и до текущего 2019 года вроде все пока норм. Как-то так.
Макс и Алена молча сделали по большому глотку из бокалов. Они пропустили 30 лет. Если бы у них были дети – то это могли бы быть Андрей и Юля. Опешив от вороха событий, они не решались продолжить разговор.
- Забавно, вы так выглядите, как будто впервые услышали о событиях последних 30 лет. Хотя предположу, что ты, Макс, мой ровесник, то есть родился в середине восьмидесятых. Алёне позволительно, ей, очевидно, как и Юле не больше восемнадцати – и Андрей с улыбкой отвесил легкий поклон после сделанного комплимента – молодежь нынче мало интересуется историей, не то что мы, старики – продолжил шутить собеседник.
Неловкость прервал официант, подавший салаты и закуски. Брускетта оказалась горячим бутербродом, правда вместо сыра или колбасы сверху было что-то запечённое, незнакомое и очень вкусное. Креветки и авокадо Алёна пробовала в первый раз, так что даже не разобралась что из смеси овощей есть авокадо. Макс же наслаждался следом принесенным стейком. Такое свежее и сочное мясо он последний раз ел лет пять назад, когда гостил у друзей и они угощали свежей лосятиной.
- Ну что ж, раз тест по истории пройден – Андрей улыбнулся – расскажите, чем увлекаетесь? Мы давно не общались с новыми людьми, а общение – это же один из столпов интереса к жизни.
- Помимо работы, в которую Алёна погружена так, что иногда хочется её оттуда вытянуть за руки и за ноги, мы путешествовать любим.
- О! Мы тоже! На автомобиле? Или в другие страны на самолетах?
Андрей сделал вид что тщательно пережевывает мясо. Автомобиль в его планах был лет через 5, не раньше, и то если повезет.
- Мы пока изучаем красоты родной природы. Алтай, Кавказ, Крым, Урал и так далее – нашлась Алена. – и обожаем поезда.
Это было правдой, в конце апреля они на неделю ездили в Крым. Вода еще прохладная, зато туристов почти нет, пляжи пустынные, билеты достать не сложно. На обратном пути Макс каким-то чудом и непонятно за какие деньги выбил у проводника номер СВ, где они в течение 2 дней занимались сексом под мерный перестук колёс. Однажды забыли запереть дверь и в момент, когда Макс яростно входил в Алену, прижатую спиной к окну, зашел проводник. Было неловко, но одновременно это событие обоих еще больше возбудило. Той же ночью они занимались любовью перед окном прикрытым занавеской. Грудь Алены прижималась к стеклу через тонкую ткань. Поезд остановился на каком-то полустанке. Ярко светила луна и Алена открыла занавеску. В этот момент на соседнем пути затормаживал встречный поезд. В купе напротив молодой мужчина с интеллигентной бородкой читал за столом книгу при свете карманного фонарика. Остальные пассажиры, видимо спали. Тут он повернулся и встретился взглядом с Аленой. Медленно снял очки, протер их платком, поморгал, снова надел и уже не отводил от неё взгляда. Алёна прошептала Максу что они не одни. Мужчина в окне напротив уважительно кивнул и продолжил наблюдать за шикарной картиной. В этот раз оргазм нахлынул значительно быстрее, чем обычно. Напоследок она отправила воздушный поцелуй незнакомцу и закрыла шторку. Вероятно, подумала она, уснуть ему сегодня будет непросто.
- Ох, молодцы. А мы все как-то в Европу, в Азию. Но тоже надо бы прильнуть к просторам родной природы, да дорогая?
- Поезд звучит заманчиво. С детства не ездила дальше Москвы. Но 4 часа сидя – это не то – Макс чуть не поперхнулся. За 4 часа он мог доехать разве что до Новгорода. Алена продолжала - рельсы, шпалы, взять купе на двоих, слушать звон ложечки в стакане с чаем, можно оригинальную фотосессию устроить – она хитро улыбнулась – или с попутчиками в карты играть.
- Непременно на раздевание – вставил Андрей.
В этот момент коробочка, похожая на калькулятор, только без кнопок, что выложил Андрей на стол тихонько тренькнула и завибрировала. Андрей ткнул в неё пальцем и уставился на что-то.
- Ребята, а какие у вас планы на вечер? – спросил Андрей, вновь что-то нажав на «калькуляторе» экран которого погас после прикосновения.
- Пока не думали, еще погулять, а там как пойдет. Кто знает куда занесёт – ответил Макс.
- Вот это правильно, вот это я понимаю. Пойдемте с нами в клуб вечером. Музыка хорошая, танцы, бармен мой знакомый.
Танцы Макс не любил. Точнее, он не любил танцевать. А вот смотреть на Алёну, занимавшуюся в детстве гимнастикой и сохранившую пластичность в танце – очень. Признаться, эта гибкость открыла для него новые грани и секса тоже.
Обменявшись взглядами с Алёной и получив безмолвное согласие Макс ответил утвердительно на предложение.
- Ну вот и славно. Нам сейчас надо по делам отлучиться. Давайте в 6 вечера встретимся. Телефонами обменяемся?
- Телефон ещё не под… – Макс запнулся, чтобы не ляпнуть что-то не то. Вряд ли им нужен их городской телефон, которого к тому же нет. – да мы не потеряемся.
- Да без проблем. Тогда давайте в 9 вечера на Ломоносова 30? Знаете, где это?
- Да, договорились. - Город Макс знал неплохо, конечно и центральную его часть.
Подозвав официанта, Андрей попросил счет.
- По карте или наличными? - спросил официант. Андрей расплатился наличными, так что Максу не удалось узнать, как можно расплачиваться по карте. Вряд ли речь шла про топографическую.
- Штош – Андрей как будто намеренно артикулировал «ш» в этом слове – до встречи. Кто знает куда нас заведет это случайное знакомство – Андрей подмигнул, пожал руку Максу и галантно поцеловал руку Алёны. Юля в свою очередь чмокнула обоих в щеку, прикоснувшись грудью к его груди, от чего у Макса резко подскочил пульс, а немного язвительная мысль про Андрея «Д’Артаньян хренов» не успела оформиться и сорваться с губ после ухода пары.
- Еще коктейль? – как будто невозмутимо предложил Макс?
- Ой, да брось – ответила Алёна, улыбнувшись – тебе сейчас не коктейль, а пустырник нужен. Эк разволновался. Все нормально, она действительно красивая, мне тоже понравилась. - В этот момент она провела ножкой по икре Макса, от чего возбуждение от поцелуя Юли и прикосновения Алена слились во что-то новое единое и непонятное.
- А коктейль не хочу пока. Раз уж мы тут, я хочу насладиться не только едой и напитками. Думаю, могу себе позволить кое-что.
- Что именно?
- Погуляем, а там видно будет. Девушки часто не знают, чего хотят, тем более, когда попадают в будущее. Идем?
Макс подозвал официанта. Сумма, на которую можно было купить запорожец перекочевала из его кошелька в тонкую черную папку. Официант принес сдачу, и они попрощавшись отправились изучать непривычное обличие, казалось бы, знакомого города.
До встречи с новыми знакомыми было еще достаточно времени, так что они решили продолжить запланированный еще в 1980 году маршрут (как бы удивительно это не звучало). Свернув на Щербаков переулок, они вышли на Фонтанку и через ватрушку, через Александринский театр вернулись на Невский. Шли медленно, потому что то и дело останавливались поглазеть на что-то незнакомое – машины, людей, дома, уличного музыканта в Екатерининском саду, исполнявшего Yesterday. Что говорить, если можно в центре города исполнять хорошие песни, если к человеку с гитарой не бегут люди в серых шинелях – перемены сплошь позитивные.
Невский они узнали, но почему-то вдоль Гостиного двора пропала шикарная липовая аллея – из земли торчали какие-то чахлые деревца. В остальном же город сиял, большинство фасадов были отреставрированы, люди улыбались, дети смеялись и ели мороженое.
Возле одного из бесчисленных магазинов на Невском Алёна резко остановилась и уверенно заявила - «Вот, что я хочу». В витринах красовалось бельё.
Штош – копируя Андрея ответил Макс – не могу не поддержать тебя в этом! – коллеги, побывавшие за границей, иногда привозили женам что-то из одежды, что, по их словам, разительно отличалось от топорных произведений советских швейных фабрик.
В магазине было пусто, лишь одна дама придирчиво осматривала купальник, который вряд ли что-то скрыл бы от посторонних глаз. С другой стороны, возможно так и надо – мода переменчива.
Хоть глаза и разбегались от выбора фасонов, цветов, степени прозрачности и незаметности тоненьких полосок ткани, Алена быстро сориентировалась, а услужливая продавщица как с плаката «Будь хорошим продавцом – покажи товар лицом» помогала выбрать нужный размер и деликатно комментировала что сейчас в моде, что лучше подойдет к зеленому цвету глаз покупательницы. С ворохом бюстгальтеров и еще чего-то, Алена удалилась в примерочную, оставив Макса скучать на (хвала владельцу магазина, предусмотревшему место для мужчины в этом женском царстве) небольшом пуфике, напротив шторы, за которой скрылась жена.
Минуту спустя занавесь отодвинулась и перед Максом предстала красотка с обложки журнала, которых он не видел, но коллеги рассказывали, что такие есть. Темно-синий кружевной бюстгальтер окаймлял грудь, но широкая прорезь на внутренней стороне оставляла не скрытой добрую треть груди. Макс не очень понял, что он больше хочет – замереть и смотреть дальше, или сорвать эту красоту, прижаться к обнаженной груди и прямо там, в примерочной, заняться сексом.
Улыбнувшись, оценив произведенное впечатление, Алена скрылась за шторой, чтобы через минуту предстать в другом одеянии. Так продолжалось еще минут 10, пока Алена любовалась собой, радовала взор Макса и с трудом выбирала что же ей нравится больше. В итоге выбор пал на первый бюстгальтер, такого же цвета трусики, представлявшие собой небольшого, даже крохотного размера равнобедренный треугольник на лобке, поддерживаемый на бедрах полосками ткани шириной не более сантиметра.
Красота требует жертв. Жертвы составили 10 000 рублей. Жертве по имени Макс Алена помогла поднять нижнюю челюсть, так и зависшую после недавнего зрелища и одарила страстным поцелуем. Никто вокруг не шарахнулся от них, не стал показывать пальцем и вызывать милицию. Какие же хорошие времена и нравы!
После магазина белья Алена потянула Макса в обратную сторону по Невскому до Пассажа. Надо было срочно подобрать к белью новый гардероб. Алена не стала мучать Макса и предложила ему тоже что-нибудь прикупить. На возражения, что он и так в джинсах, только год назад привезенных мамой их Чехословакии, жена отметила, что спутник такой красавицы не может ходить в одежде, которая должна была истлеть еще лет 20 назад. Спорить было глупо, да и он сам был не против. Они расстались, договорившись встретиться через пол часа в условленном месте.
Макс довольно быстро нашел магазин с широким выбором всего, что нужно мужчине и с помощью молодой продавщицы подобрал себе новые джинсы, рубашку навыпуск, легкую куртку и белье. Примерка брюк сопровождалась недвусмысленными взглядами со стороны помощницы, оценивающей вид сзади.
Макс уложился за 15 минут и пошел гулять по магазинам. Проходя мимо аптеки его взгляд упал на ценник «Презервативы». Вот так, прямо у всех на виду, была представлена как минимум дюжина разных марок, размеров, цветов и, кажется, даже формы – зачем презервативу усики и ребрышки Макс так и не понял. Немного смущаясь и коверкая название, попросил у фармацевта упаковку презервативов увеличенного размера. На пачке значилась толщина 0,04 мм, то есть примерно в 3 раз тоньше привычных ему изделий номер 3. Конечно, ведро воды в таких не унесешь, и вместо пассика в магнитофоне не используешь, но все же это не главная функция, чем тоньше – тем больше ощущений.
С опозданием всего на 10 минут появилась Алёна. Как ни странно, гардероб был обновлен лишь отчасти – бежевые туфли на невысоком каблуке, легкая облегающая бордовая курточка. Юбка и блузка остались из прошлого.
- Тебе очень идет – улыбнулась Алена – но нет времени объяснять. Пойдем, я не могу выбрать – и потащила его за руку в магазин на втором этаже.
Возле длинного ряда примерочных, спрятанных в дальнем конце зала, Алена схватила две вешалки с ожидавшими её платьями и повела в самую дальнюю кабинку. Вместо шторы тут была полноценна дверь, пусть и не от пола до потолка, но все же надежно закрывающаяся на шпингалет.
Макс последовал пригласительному жесту и зашел вместе с Аленой, не забыв запереть дверь. Сбросив одежду советского образца, она осталась в новом белье, но пресекла попытки мужа обнять её и облачилась в черное платье. Открытая спина, разрез вдоль бедра, косой срез, открывавший одну коленку и скрывающий другую – она была бесподобна. Сердце, а точнее другая часть тела Макса не выдержала, и он впился в её губы в долгом поцелуе. Секундное сопротивление было подавлено и Бастилия пала. Его рука уже проникла ей между ног и сдвинув податливую ткань пальцы нашли клитор, быстро отозвавшийся на ласки. Развернув жену лицом к зеркалу, он направил её руку к лону, чтобы она продолжала, пока он расстегивает ремень и снимает брюки. Одновременно покрывая её голую спину поцелуями, он вскрыл презерватив, и натянул его на возбужденный член. Слегка задрав платье, Макс практически вонзил в неё член, так что она вскрикнула и зажала рот рукой.
- Ты не надел презерватив? – прошептала Алена.
- Достижение науки и техники. Он на мне.
- О боже, как хорошо – шептала Алена, отвечая на движения Макса бедрами – я остаюсь, я буду здесь жить.
За тонкой перегородкой было слышно, как другие покупательницы обсуждают модный в этом сезоне фиолетовый цвет. Алена старалась не дышать и не могла оторвать взгляда от зеркала, в котором они отражались. Макс бросал взгляд то в зеркало, то на свой член, ритмично входящий в Алену. Обняв левой рукой ее за живот, правой он двигал по клитору, Алена же двумя руками упиралась в зеркало. Непривычная обстановка, удивительные впечатления этого дня кристаллизовались в фонтан сексуальной энергии, готов был ударить струей в небо и, кажется, мог пробить потолок.
Кажется, в момент оргазма у Алены подкосились ноги и Максу пришлось удерживать её, освободив правую руку он обхватил ее горло, плотно прижался к её спине и, в последнюю секунду привстав на цыпочке ярко кончил.
Еще минуту они восстанавливали дыхание, после чего Макс аккуратно вышел из неё и завязав презерватив обернул его в носовой платок.
- Я так понимаю, второе платье можно не показывать? – спросила Алена.
- Ну почему же, некоторое время, скажем минут 15, я могу соображать и смотреть на тебя незамутненным желанием взглядом.
- Но все равно мне это больше нравится. Так что можем идти. Она не стала снимать его, лишь оторвала ярлык. Когда они выходили из примерочной, возле них никого не было, так что их шалость осталась незамеченной. Разве что в соседней кабинке кто-то часто дышал, затем прокашлялся, как будто в горле пересохло, после чего послышались звуки, издаваемые обычно при интенсивном поедании леденца на палочке.
- У кого-то тоже удачный день – отметила Алёна и они направились к кассе.
За прогулкой и внезапными покупками время пролетело незаметно – до встречи оставалось полтора часа, поэтому было принято решение перекусить в ближайшем кафе. По выходу из Пассажа они обратили внимание на ресторан, название которого было написано в азиатской стилистике и решили попробовать что-то диковинное. В Клубе путешественников Сенкевич показывал кузню Китая, Японии, так что минимальная подготовка у них была.
Если в прошлом ресторане в меню были относительно понятные названия блюд, то в этот раз все оказалось намного непривычнее – тобико, летучая рыба, ким чи, том ям и многое другое, наверняка привычное жителям XXI века, но выглядевшее китайской грамотой для пары из 80-х. К счастью, меню было с картинками, что, впрочем, не сильно помогло, но давало хотя бы представление о том, что это такое. Выбор пал на супы (суп – он и в Африке суп) и набор роллов. И если с первым блюдом все прошло почти хорошо – разве что Макс после первой же ложки Том Ям попросил пива (одного глотка было достаточно, чтобы понять - Жигулевское из бочки за углом – это не пиво, а то, что в приличном обществе упоминать не стоит) и только благодаря холодному пенному справился с супом. С роллами же все оказалось сложнее – вместо вилок подали палочки, которые были знакомы ребятам только по картинам, пользоваться ими оказалось совершенно неудобно и пришлось просить вилки. Зеленая паста на маленькой тарелке оказалась островатой и неинтересно – непонятно в какой момент ее надо было есть. Розовые листочки в маринаде понравились Алене, а соленый соус был проигнорирован. Пока Макс наслаждался пивом, Алена выпила два ярких коктейля, один из которых оказался слишком сладким, а вот Лонг Айленд Айс Ти – очень даже хорош и, к счастью, совсем не похож на чай. Алена почувствовала легкое опьянение, которое быстро улетучилось, когда они вышли на улицу, а вот и без того хорошее настроение стало еще лучше.
Без пяти минут 9 ребята пришли к нужному адресу, где их уже ждали Андрей и Юля.
- Дорогой, мы все заметили, что ты очарован Алёной, можно вернуться в реальность и поприветствовать наших новых друзей – ехидно, но без злобы произнесла Юля Андрею, так, чтобы слышали все трое.
- Прости дорогая, но очарован – это слабо сказано. О-бал-деть – это если на просторечном. Онемел от восторга – это на высоком – прокомментировал Андрей. – Вы сгоняли домой переодеться?
- Просто решили чуть обновить гардероб – а то выглядели как из восьмидесятых – ответила Алена, облекая реальность в шутку.
- Отличный вкус, отличный. Итак, вперед, навстречу музыке и алкоголю! – Андрей открыл неприметную дверь, над которой не было вывески и провел ребят в клуб.
Человек быстро приспосабливается к изменяющимся условиям окружающей среды. Но все же, один день – это мало, чтобы спокойно взирать на барменов, единственной одеждой которых были кожаные трусы, да нарисованная под кадыком бабочка. Поднявшись на второй этаж их оглушила музыка, свет, интерьер – все это было совершенно не похоже на клубы, куда они пару раз заходили в Ленинграде.
Андрей поздоровался с барменом и попросил организовать 4 коктейля на его вкус, а сам проводил компанию за столик в углу, где было заметно тише и можно было общаться.
- Как вам? – обратился Андрей к Максу и Алёне.
- Необычно – Макс ответил за двоих - Вы часто сюда ходите?
- Не особенно, скорее редко, но вот сегодня решили зайти, перед тем как двигаться дальше – ответил Андрей.
- О, это не финальный пункт программы?
- Да, дальше будет интереснее, но об этом позже.
Официант принес коктейли и распределил их по столику – бармен не знал имен всех гостей, поэтому словами описал кому какой. Алёне досталось что-то кисло-сладкое, Максу – крепкое с нотками апельсина и огромным кубиком льда. Юля стала обладательницей как будто молочного коктейля, украшенного зонтиком и почему-то двумя трубочками. Андрей же, по его словам, ограничился виски с колой.
Чокнулись и выпили за знакомство. Андрей взял инициативу на себя и стал расспрашивать ребят про походы – где были, что видели, как познакомились. Благодатная тема, про которую оба могли говорить часами, при этом опуская лишь некоторые детали, чтобы не выдать свою тайну.
Минут через двадцать Алена обратила внимание, что звучавшая песня ей знакома – это был «Поворот» Машины Времени уже пару месяцев звучавший по радио, только музыка была ускорена раз в десять и дополнена другими инструментами. Юля заметила, что Алена прислушалась к музыке и позвала её танцевать.
На танцплощадке девушки смотрелись потрясающе. И хоть движения Алены отличались от других танцующих, гибкость и изящество, стройность фигуры, разрез платья, открывающий взору стройную ножку – все это не могло остаться незамеченным для Макса и других мужчин.
- Макс, ты куришь? – Андрей отвлекся от созерцания жен.
- Вообще нет, но изредка балуюсь, по большим праздникам – усмехнулся Макс.
- Пойдем, составишь компанию – и они поднялись этажом выше, где был выход на балкон во внутреннем дворе.
Макс согласился на сигарету, в основном потому, что название было на иностранном языке, а его знакомство с табаком ограничилось Беломором, от которого он кашлял пол часа и редкими ТУ-134, Родопи и другими не сильно вкусными сортами.
Закурив, они немного помолчали, и вновь Андрей обратился к Максу – слушай, может это слишком странный вопрос для первого дня знакомства, но как вы с Аленой относитесь к сексу?
Макс немного опешил. Если с Аленой он привык не только заниматься любовью, но и обсуждать этот процесс, то больше ни с кем никогда эта тема не поднималась. Хвастовство однокурсников в институте не считается – Макс понимал, что от реальности эти байки далеки. В то же время он чувствовал расположение к собеседнику, да и может в новой эпохе это нормально, обсуждать то, что происходит в постели?
- Хорошо относимся – лаконично ответил Макс – как же еще можно к нему относится?
- Дело в том, что мы собираемся продолжить вечер в другом клубе, более откровенном, скажем так. И будем рады если вы присоединитесь. Мне кажется, вам понравится.
- Давай обсужу с женой - Макс умолчал, что ему сложно представить что-то более откровенное.
- Уверен, Юлька прямо сейчас делает ей такое же предложение. Она у меня нетерпеливая. Да и вообще это она предложила вас позвать. У неё чутье на единомышленников.
Вернулись за пустой стол. Девушки все еще танцевали, при этом не по отдельности, а друг с другом, как будто одна из них играла роль мужчины, то обнимая, то поглаживая другую. Движения эти были достаточно откровенными и, чего уж таить, возбуждающими. Как только очередная песня, в которой пелось что-то про белые розы, закончилась, раскрасневшиеся девушки вернулись к столу, обе за пару глотков допили бокалы и Юля подала знак бармену, попросив еще два коктейля. Андрей тоже показал два пальца, так как у мужчин в бокалах оставалась лишь вода от растаявшего льда.
- Макс, Юля и Андрей зовут нас на вторую часть марлезонского балета. Обещают, что будет интересно – чувствовалось что танцы и алкоголь сделали настроение Алены игривым. В таком состоянии она продолжает контролировать себя, но готова к некоторым безумствам, как тогда в поезде, когда они гипотетически рассуждали не пригласить ли застукавшего их за сексом проводника в гости в купе. Как ни странно, Макса это почему-то не смущало, хотя он был рад что все ограничилось разговорами.
- Да, Андрей мне тоже сказал. Пойдем, конечно – Макс был главой семьи, мог настоять на своём, но все же привык идти за женой, да и её инициативы всегда сулили что-то интересное и приятное, так что он согласился не долго раздумывая.
- Ну и отлично! Кстати, у Алены и наряд, подходящий к случаю. Фурор гарантирован – отметил Андрей.
Еще час они общались, мужчины беседовали на диване, девушки сделали еще два захода на танцпол, в последний из которых Алена танцевала уже не с Юлей, а каким-то парнем. Макс уже хотел встать и пойти отбить у того охоту танцевать с чужими женами, но Алена взглядом и жестами дала понять, что все хорошо. Да и инициатива Макса была основана скорее на заученных с детства нормах поведения, а не глубоком внутреннем желании прервать флиртующую жену (если так можно было назвать те движения, когда она своей попкой касалась партнера ниже пояса, а его руки с талии поднимались то чересчур высоко, то опускались слишком низко).
В половину одиннадцатого Андрей сообщил что пора, и они вышли из клуба. На улице было свежо и непривычно шумно – более-менее тихая улица превратилась в царство кутежа, как будто тут отмечали выпускной разом все вузы города.
Подъехало такси (Макс не успел заметить, когда Андрей его вызвал). В иномарке приятно пахло, звучал джаз, а места для ног было как в электричке – много. Макса посадили назад, с двумя девушками по бокам, Андрей же уселся спереди.
Почему-то Андрей не сказал куда ехать, но водитель и не спрашивал. Через 15 минут они уже были на месте – Макс не успел запомнить дорогу, но это был все еще центр, широкая улица, вышли напротив шикарного особняка с красивой подсветкой. После трех звонков тяжелая дверь отворилась и их впустил мужчина в костюме и маске, скрывающей верхнюю часть лица. Он кивнул Андрею, как будто узнал его и жестом показал гостям на широкую лестницу, ведущую на второй этаж.
Поднявшись, они очутились в полумраке, за небольшим круглым столом сидели две девушки в полупрозрачных платьях (черт возьми, да совсем прозрачных) и появление гостей отвлекло их от поцелуя, продолжавшегося, по-видимому, уже не одну минуту. На столе в ведре со льдом стояла бутылка шампанского, судя по этикетке, иностранного. Девушки приветствовали вновь прибывших, налили каждому по бокалу и открыли дверь, ведущую в просторный зал, так же лежащий в полумраке. На всех поверхностях стояли свечи, бросая причудливые тени на стены.
- Я все понял, это бал у Сатаны – прошептал Макс Алене – готова продать душу дьяволу?
- Ты полагаешь, ему нужна моя душа? Кажется, тут все увлечены исключительно плотскими наслаждениями.
Действительно, присутствующие девушки были в основном полуголые, или даже совсем голые. Популярны были чулки и подвязки. Мужчины оставались в брюках, но с оголенными торсами. Кто-то стоял у бара с бокалом в руке и наблюдал за происходящим, большинство же были увлечены взаимными ласками. На большом диване, недалеко от входа, мужчина поглаживал между ягодиц лежащую у него на коленях девушку, одновременно целуясь с другой, сидящей рядом. Возле камина, прямо на огромной медвежьей шкуре, две нимфы сплетаясь в объятьях избавлялись от белья. На широком подоконнике, облокотившись на окно, сидел мужчина. Склонившись, его член ласкала ртом брюнетка на высоких каблуках и в чулках, в то время как сзади губами и языком к ней прильнул второй мужчина. Время от времени раздававшиеся из разных концов зала стоны вплетались в музыку, чем-то похожую на исполняемую латвийской группой «Зодиак» - мягкая, с использованием синтезаторов и каких-то восточных музыкальных инструментов.
Андрей стянул с себя рубашку и Макс последовал его примеру. Одежда тут же исчезла в руках встречавших девушек, которые как будто исключительно этого и дожидались. Юля взяла за руку Алену и пообещав скоро вернуться, увела её за штору в правой части залы. Пять минут спустя подруги вернулись – на Юле из одежды были только трусики. Несмотря на темноту в помещении, Макс разглядел бабочек по бокам и полупрозрачную ткань, очерчивающую выступы между ног. Алена блистала в новом белье, заслужив одобрительный кивок от Андрея.
- Ты же сам говорил, что будет увлекательно – Алена прошептала Максу прямо в ухо и приникла к его губам. Прервав поцелуй, она показала на занавеску, из-за которой недавно вышла – освежись, там есть душ, только не задерживайся.
После долгой прогулки и вправду хотелось под струи воды, вызвать которые получилось не сразу – слишком много кнопок и ручек было в просторной кабинке. Насухо вытершись свежим полотенцем, стопка которых лежала на каменной столешнице в ванной, Андрей снова натянул брюки, проигнорировав трусы.
Вернувшись в зал, он не сразу заметил жену, глаза должны были снова привыкнуть к темноте. Она ждала его у бара с бокалом в руках. На её попке лежала рука Андрея и медленно поглаживала, время от времени опускаясь ниже между ягодиц, от чего у Алены рефлекторно закрывались глаза.
Макс понял, что и ему нужно выпить, заказав у бармена что-нибудь крепкое и одновременно бодрящее. Одной рукой обнимая Алену, вторую Андрей положил на плечо Максу:
- Если вам что-то не понравится, вы в любой момент можете уйти. Вы всегда можете сказать нет тому или той, кто хочет вашего внимания – это железное правило. В остальном – это островок свободы и равноправия. Как при коммунизме – усмехнулся Андрей и подняв бокал сделал глоток.
В этот момент, Макс почувствовал прикосновение прохладной женской руки к его спине, вторая же обняла его и медленно спустилась по груди в брюки. Он обернулся и узнал Юлю. Рука нащупала давно стоящий член, а в глазах спутницы появилось удивление.
- Ого, это надо рассмотреть поближе – и она развернула Макса спиной к барной стойке, опустилась на колени и ловким движением расстегнула пуговицу, молнию и освободила его от одежды. Хищно ухмыльнувшись, она провела кончиком языка от мошонки вверх, до самой головки члена и обхватила её губами. Сквозь трепет, Макс почувствовал, как в его ладонь подвинули стакан с коктейлем. Это было уместно – от новых ощущений почему-то пересохло в горле. Юля тем временем продолжала исследовать пенис, то покрывая его поцелуями, то посасывая сбоку, как начинающее таять эскимо.
Андрей куда-то отошел, а вот Алёна, с любопытством наблюдающая за действом, куснула Макса за мочку уха и присоединились к Юле. Теперь они вдвоём, каждая ответственная за свою сторону члена, ласкали его, перемежая процесс поцелуями, при этом умудряясь не выпускать изо рта головку. Очевидно, Юля знала мужскую анатомию лучше, потому как её пальцы прошлись между ягодицами Макса в сторону мошонки, где и задержались на круговых движениях, от чего Макс чуть не расплескал напиток прямо девчонкам на головы.
Хоть для него это был уже третий заход за день, представившаяся его глазам картина не оставляла шансов долго получать удовольствие. Он начал двигать бедрами вперед и назад, между пар женских губ, чувствующих приближение оргазма. Юля крепко обхватила член у основания, привстала и направила головку на свою грудь. Алёна рукой сжимала и отпускала мошонку, время от времени посматривая в глаза Максу.
Кажется, он вскрикнул, может даже не раз, волна судороги прокатилась по телу, а за ней еще несколько. Сквозь полуприкрытые веки, он видел, как семя растекается по груди Юли. Алена поднялась с колен и крепко поцеловала Макса, который пока не мог ни думать, ни говорить.
- Передай, пожалуйста, салфетки, с бара.
- Что?
- Салфетки. Мне. На баре – улыбнулась Юля – сперма, конечно, очень полезна для кожи, но не буду же я так дальше ходить – и она показала пальчиком на грудь.
- А, да, конечно – он взял со стойки несколько салфеток и передал ей. Аккуратно собрав всю жидкость с себя, не забыв промокнуть и член Макса, она удалилась, пообещав скоро вернуться.
- Ну, и как тебе? – Алена обращалась к все еще находящемуся в прострации Максу.
- Охуенно.
- Фу, Макс, ну что за лексика. Хотя на первый раз прощаю. Но только на первый!
- Извини, больше не буду.
- Что именно, кончать на грудь другой девушке?
- Нууу, я вообще мат имел ввиду.
- Ага, значит понравилось. Примерно это я видела во сне. Правда Юлька круче жены твоего приятеля. Посмотрим, может и остальные сюжеты из сна окажутся вещими.
- А ты мне не все рассказала?
- Поживешь – увидишь. Пойдем пройдемся?
Макс натянул брюки, взял за руку Алену, и они неторопливо пошли по залу. Градус возбуждения нарастал. Босх, наверное, чем-то таким вдохновлялся, когда писал свой «Сад земных наслаждений», правда тут всё было, к счастью, без ужасов, присутствующих на картине.
Они немного понаблюдали, как на лежащую на столе девушку с завязанными глазами капают расплавленным воском, при этом она не содрогалась от боли, скорее ей это действительно нравилось. Капли воска стекали по груди, животу, бедрам. Стороной обходили только гладко выбритый, как и у большинства других девушек в помещении, лобок. Макс заметил, что и многие мужчины извели растительность ниже живота, от чего ему стало немного неловко – и за себя, и за Алену. К счастью, кавказских кровей у неё не было, так что по сравнению с другими участницами оргии, это было необычно, но все же не прическа Анжелы Дэвис.
Сзади к ним подошли Андрей и Юля.
- Красиво, не правда ли?
- Почему ей не больно? – удивилась Алена.
- Холодный воск. Теплый, но не обжигает. Рекомендую как-нибудь попробовать. А пока что, предлагаю пройти дальше. Тут есть еще помещения.
За тяжелой портьерой, увитой вензелями, начинался коридор, из которого вели двери в комнаты. Какие-то были закрыты, некоторые открыты, и сквозь дверные проемы были видны сплетающиеся мужские и женские тела.
Они зашли в одну из комнат с открытой дверью, где на кровати, размером с комнату Макса и Алены в том, далеком уже 80-м, девушка делала минет мужчине, лежа на нем сверху, в то время как он ласкал её половые губы, одновременно поглаживая большим пальцем анус.
Андрей снял брюки, белье, и деликатно обнял Алену, прильнув к её губам. Юля оголила Макса, сняла последнюю часть своего гардероба и потянув его за руку, легла на спину. Макс лег на неё сверху и поцеловал, но она немного отпрянула и произнесла – «теперь твоя очередь» - легонько толкнув его голову вниз.
Они с Аленой несколько раз практиковали такие ласки, но Макс пока считал, что ему еще есть чему учиться.
– Боюсь, в этом я не ас.
- Ничего, я подскажу.
Макс покрывая поцелуями её грудь, живот, опустился ниже. По центру лобка Юля оставила узкую полосу волос, все остальное было выбрито. Стараясь не спешить, он начал водить языком справа и слева от половых губ, то самым кончиком, то всей поверхностью. Минуту спустя он слегка раздвинул складку и его язык начал описывать движения по широкому кругу вокруг входа во влагалище.
В комнате играла тихая музыка, которая не помешала услышать, что дыхание Юли участилось. Предполагая, что он на верном пути, как бы случайно, он начал задевать языком клитор, от каждого такого прикосновения ноги Юли немного сжимались и вырывались красноречивые вздохи. Осмелев, он проник языком во влагалище, а затем выйдя провел им до клитора, где задержался, сильно прижав к нему язык. После нескольких таких движений, Юлю начало потряхивать, и она пробормотала – «оставайся на клиторе, войди в меня пальцем».
Смазки у Юли выделилось уже достаточно, и он, не отрывая губ, ввел в неё средний и указательный палец, одновременно ускоряя движения языком, а затем и пальцами. Юля приподнимала таз, насаживаясь на его пальцы и прижала его голову к себе. Дышать стало тяжело, но и остановиться он не мог. Еще несколько секунд и Юля забилась в экстазе, одна за одной, её накрывали волны удовольствия. Когда прошла последняя, он притянула Макса к себе и поцеловала.
- Скромник. И обманщик. Не ас он, а? Хочу еще. Хочу тебя в себе. – и она проползла к краю кровати, где на тумбочке стояла пиала с презервативами.
Пока Юля отвлеклась, Макс обратил внимание на жену, которая лежала на спине с членом Андрея во рту, пока тот стремительно двигал рукой в области клитора, время от времени входя одновременно 3 пальцами в неё. Как ни странно, ревности не было, скорее радость за Алёну, которой судя по всему, было очень хорошо.
Проползая обратно к Максу, Юля чмокнула Андрея, его член, Алену и наконец добралась до Макса. Вытащив презерватив из упаковки, он самостоятельно надела его на член Макса прокомментировав – мол «хорошо, что тут были XXL, обычный не налез бы».
Встав на колени, наклонившись и повернувшись к нему задом, она призывно повиляла попкой, как будто хвостиком. Макс тоже встал на колени и начал входить в неё. Ему казалось, он делает это медленно, но Юля обернулась – «хей, мистер кинг-сайз, спокойнее, не надо так глубоко сразу».
Признав ошибку, он стал медленно вводить в неё член, буквально на пару сантиметров, и выходить, почти до конца. Постепенно, он погружался все глубже. Алена с Андреем рядом сменили позу. Теперь она лежала на спине, закинув ноги на плечи партнера, а он входил в неё и одновременно большим пальцем ласкал клитор. Глаза Алены были прикрыты. Но Макс не смог долго сосредоточиться на этом зрелище – он и сам был занят. Поддавшись внезапному порыву, он вышел из Юли, наклонился и провел языком по её горячим губам. Затем вернулся в исходное положение и снова вошел, входя все глубже и глубже, но также вынимая член до конца и снова входя. «Алиса падала все глубже и глубже» - пронеслось у него в голове.
Поймав момент, когда он вышел, Юля выпрямилась и сдвинулась к спинке кровати и вбок, так что за ее спиной оказалась голова Алены, и поманила Макса пальцем. В новой позе, его мошонка оказалась прямо надо лицом жены, которая если не увидела, то почувствовала это и начала ласкать её языком. Ощущения были непередаваемые. Он с силой сжимал грудь Юли, входя уже почти на максимальную глубину, а в момент выхода его ждал горячий язык жены на тестикулах. Впрочем, судя по интенсивности движений Андрея и тому, что Алена все чаще отвлекалась, она была близка к оргазму. Да и сам Макс уже был на грани. Юля же прижимая его зад рукой к себе ускоряла темп, правой рукой упираясь в спинку кровати. С бешеной скоростью он насаживал её на свой член, пока не раздался крик, в этот момент он вошел максимально глубоко, оторвав её колени от кровати и уже медленно, но резко сделал несколько финальных движений, изливая семя.
Он медленно вышел из неё, снял презерватив и встал с кровати чтобы выкинуть его в стоявшую в углу корзину для мусора. В этот момент знакомые вздохи раздались за спиной – это Алена ярко кончала все в той же позе, разве что на её клиторе, рядом с членом Андрея, лежала ладонь Юли. С последним движением Андрей вышел и с блаженной улыбкой лег на спину рядом.
Макс вернулся к жене, лег с другой стороны и наклонился чтобы поцеловать её.
- Воды, а потом уже поцелуи – еле прошептала Алена.
К счастью, на тумбе были не только презервативы, но и несколько бутылок воды. Вскрыв одну и передав жене, Андрей смотрел как она крупными глотками жадно пьет.
Пока они были увлечены друг другом, еще одна пара уже ушла. Сил говорить не было, да и не было нужды. Накатывал сон.
- Так, сейчас все уснут, а это не дело. Либо взбодриться и продолжать веселиться. Либо по домам – заявил Андрей.
- Как ни странно, я готова к чашке кофе – ответила Алёна – тут же есть кофе? А дальше посмотрим.
- Конечно. Принести сюда или пройдем в светское общество?
- Мы изволим пройти – улыбнулась Алена, и все четверо встали. Девушки смотрелись прекрасно без одежд, лишь вернув на законные места белье. Андрей с Максом все же натянули джинсы – хождение голышом в таких интерьерах было бы кощунственно, это же не нудистский пляж.
В основном зале стало более пустынно – видимо все разбрелись по комнатам. Пока бармен делал кофе, Алена легла на шкуру медведя возле камина, положив голову на колени Макса. Юля легла рядом на живот, остановив взгляд на танце огня и побалтывая ногами.
Андрей принес кофе и тоже устроился рядом.
- Кажется, даже кофе не помешает мне уснуть – подавив зевоту сказал Алена.
- Без проблем. А поехали к нам? У нас есть гостевая спальня. Живем недалеко, чего вам в своё Кудрово тащиться?
Это было решение проблемы, о которой гости из прошлого уже забыли – им некуда было возвращаться и не было сил думать об этом прямо сейчас. Обменявшись взглядами, они согласились.
На улице было прохладно, но их уже ожидало такси. Поездка и правда заняла не много времени. Через 15 минут они поднимались на лифте на шестнадцатый этаж дома, построенного казалось, из стекла, по образу американских небоскребов.
- Ну, вот тут ванная, туалет, там кухня, здесь ваша спальня. Наша – чуть дальше. Не перепутайте. Хотя, можно и путать – улыбнулся Андрей - Мы будем спать до победного, так что, если вы рано встаете, не стесняйтесь – покопайтесь в холодильнике, позавтракайте. Только не убегайте, пока мы не проснемся.
- Никуда мы не убежим, я вообще кажется раньше, чем через сутки не проснусь – Алена снова говорила сквозь зевоту.
- Ну вот и славно, спокойной ночи. До встречи утром! – и хозяева удалились в свою комнату.
Алена и Макс еле разделись и завалились на кровать, укрывшись одним большим, тяжелым и в то же время мягким одеялом.
- Завтра, всё завтра – пробормотала Алена сквозь сон и уснула.
- Завтра надо будет… – начал думать Макс и тоже выключился.

Комментарии: 12
Behrenger

Хороший рассказ. Впечатлил.

Показать полностью…
serge---

Да. Выше всяких похвал. Браво.

Показать полностью…
My_kiss69

Рассказ очень понравился! Приятно читать, когда есть художественная составляющая…, а не слюнявое перечисление механических действий… Благодарю за приятно проведённое время за чтивом!

Показать полностью…
Просто прелесть

Очень интересно и увлекательно! Нечасто подобное прочитаешь.) может, теперь Андрея и Юлю в прошлое отправите?))

Показать полностью…
Mitiania-para

Было интересно прочитать стоит ожидать продолжения?)

Показать полностью…
Asushdmi

Браво! Очень хорошо написано) джем продолжения)

Показать полностью…