ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ОРНИТОЛОГИЯ (МИСЮСЬ)

В закладки Подписаться

Текст, занявший I место на конкурсе SWINGLIFE-ЛИТЕРАТУРА-2020
Автор improvise

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ОРНИТОЛОГИЯ
(МИСЮСЬ)

Вы думаете, блондинки из анекдотов живут только в анекдотах? Ага, как же.
Мы заприметили ее в первый же вечер, на ужине. Чуть в стороне, на возвышении, немногословно вкушала яства приметная парочка: он, среднеевропейского вида очень немолодой дяденька, и она - платиновая блондинка лет 22-24. Он - не из тех, кто и в 65-70 еще тот крепкий перец, а просто мужчина на пути к скорой старости, и она - милая стройная куколка невысокого роста: не красавица с картинки, но подача выдает давнюю привычку быть центром Вселенной. Принцесса на горошине, которой горошину никогда не подкладывали.
Но самое главное - она была в вечернем платье. В полноценном вечернем платье, Карл! Летом! В Hedo-II!
Явные папик с недавним приобретением.
- Русская, - сказала я.
- Да ладно. Вечно тебе мерещится! - скептицизм мужа отпусков не знает.
- На что спорим?
- Ну хорошо, купишь мне трубку Dunhill, только чур настоящую. Короче, я покажу.
- А ты мне?
- А я тебя поцелую.
- И так попробуй не поцеловать... А ты мне тогда одно ожерелье, с бирюзой. Я покажу.
- Хм, трубка явно дешевле... Ладно, ладно, договорились, не дерись! А как узнаем?
- Пшшш, делов-то...
Мне оказалось достаточным, возвращаясь от бара, бросить в их направлении негромкое "Привет!", как несчастный "папик" был брошен и позабыт, и на неделю мы оказались случайной веткой, на которую присела райская птичка. Наши орнитологические инстинкты и любопытство были удовлетворены полностью!
Аллочка оказалась московской девочкой, которой ее любовник-спонсор (в ее интерпретации "пудель") купил тур на Кубу, и оттуда - на 10 дней на Ямайку, и почему-то именно в Hedo-II. Учитывая, что ни к каким особым девиациям, включая эксгибиционизм и нудизм, она склонности не имела, я даже предположить не могу, что у него было в голове, когда все это организовывалось. Причем, по ее словам, он был намного старше ее, какой-то чин в силовых структурах. В Москве она жила в своей квартире, куда мамочка ее "выгнала", чтобы ее, мамочкины, молодые любовники не отвлекались на посторонний раздражитель, и училась в каком-то ВУЗе - в каком и чему, по правде говоря, не помню. А с подозреваемым "папиком" ее вообще ничего не связывало, кроме полета с Кубы тем же рейсом и его совершенно беспочвенных надежд.
Это была далеко не первая ее далекая поездка в одиночку, однако от лаконизма ее заграничного лексикона англоязычная Эллочка-людоедка удавилась бы: "Донт вори, би хэппи", "Джаст рилэкс" и "Лайф из бьютифул". Ну и числительные. Всё остальное, что ей требовалось, мир был вынужден понимать по-русски. Если не понимал с первого раза, ему, тупенькому, повторялось тем же тоном и с той же интонацией, иногда несколько раз. И он регулярно смирялся.
Например, мне нравилось наблюдать, как она делает заказ в баре. Картинка: вечер, шумная дискотека, толпа полуголых жаждущих, и тут Аллочка, которую едва видно из-за стойки, негромко говорит: "Джинтоник, плиз". Трудно поверить, что ее возможно услышать или хотя бы заметить. Она держится очень прямо, к бармену не тянется, голоса не повышает, просто говорит еще раз: "Джинтоник, плиз". Я не помню случая, чтобы бармен не бросил всю тусовку и не перегнулся через стойку, чтобы услышать повторенное еще раз "джинтоник, плиз" и не выдать Аллочке без всякой очереди озвученное ею в пространство. Кстати говоря, это меня многому научило, честно. И, естественно, сама к бару она ходила, только если в пределах слышимости окружающей ее вселенной было некому среагировать: дурой она не была.

***

Первыми к нашему столику, с самого начала облюбованному в центре зала "для ужинов", прибилось трио: она, он и он. "Она" - горячая бразильской штучка средних лет, ее сопровождающие - папа с девятнадцатилетним сынулей из Чикаго. Папа растекался слюнями и косил бычьим глазом по поводу Нее, Она же улучала всякую возможность для уединения с сыном. Тот не возражал и очень старался. По крайней мере, Она, среди женского разговора, могла вдруг закатить глаза и выдохнуть "Девочки, какой же он талантливый!.." Ситуация обогащалась присутствием на горизонте ее мужа, архитектора из Сан-Паулу. Хотя он, как правило, сидел в номере или на текстильной части пляжа. Раза два он присоединялся к ужину честной компании, впечатления не произвел, да и не старался, и развлечения жены, похоже, у него возражений не вызывали. Однако в самом трио предсказуемо назрел конфликт: папа потребовал безусловного сыновнего уважения . После некоторых компромиссов оно должно было выражаться для Нее простым принципом: хочешь его - сначала я. А она не хотела того папу, как не хочет невеста прыщей на подбородке перед свадьбой! И, по правде говоря, я ее хорошо понимала.
В течение дня-двух к нашей компании присоединились две русскоязычные пары из Нью-Йорка и Торонто (эти совсем молодые и приехали просто так, из любопытства) и одна смешанная, из Милана (она русская танцовщица, он итальянец, реставратор). Собственно, это был костяк, к которому за неделю кто только ни примыкал, и никто не пожалел.

***

Аллочка была абсолютно безгрешна в своих помыслах (разве что кроме слабости к ямайской травке) - как безгрешно зеркало, которое отражает, ничего в себе не изменяя. Трудно поверить, но даже секс, которым все в том месте пропитано, не задевал в ней никаких струн, и довольно долго.
Разговор в первое же утро, после завтрака:
- Ну хорошо, Аллочка, нам направо, тебе налево. Встретимся часа в два?
- А почему? Я хочу с вами!
- Как бы сказать... Там, справа, нужно раздеваться.
- Ну... - оглядывая себя в белом со стразами купальнике. - И?
- Нет, понимаешь, совсем раздеться, иначе туда не пустят.
- Подожди. Ты будешь совсем голая?
- Ну да.
- И он?
- Конечно. И вообще все, кто там будет.
Пожав плечиком, Аллочка одним движением сдирает с себя произведение ювелирного искусства, как змеиную шкурку.
- Ну пойдемте наконец, а то сгорим, поздно уже!

***

Нам была безумно интересна ее первая реакция на то, что нередко происходит вокруг "тематического" бассейна, да и в самом бассейне (кто был - знает, кто не был - пусть не сомневается в своих догадках), и мы не были разочарованы: никакой реакции. То есть nada. "Absolutely nothing". Она смотрела, и даже видела, но никакого особого интереса это зрелище в ней не вызывало. Дня три у нас заняло поверить, что это не напускное, а совершенно естественное для нее состояние: ко мне и моим желаниям не относится? Ну, значит, ничего интересного. И даже многочисленные тонкие и толстые намеки и ухаживания со стороны ошивавшегося вокруг противоположного пола вызывали не больший интерес, чем где-то там скачущая мошкара. Она могла без всякой задней мысли попросить самого близкого к ней ухажера намазать спину кремом, и даже не возражала, если вдруг намазывалось значительно ниже, вплоть до розовых пяточек, но этим все и заканчивалось, а очередной мачо получал порцию когнитивного диссонанса и уползал залечивать пробоины в либидо.
Хотелось бы напомнить, что все это происходило в присутствии нашей постоянной компании, целиком или частично. Естественно, от комментариев никто не воздерживался, было безбашенно весело (травка, солнце, голые тела, немного алкоголя, ощущение полной свободы). Большинство текстов произносилось по-русски, и та часть околобассейнового периметра, где мы обычно веселились, вскоре получила стихийное прозвание russian corner. Кстати, когда мы года через четыре снова попали в Hedo-II, оказалось, что это имя за пятачком сохранилось - уже и старожилы не помнили, как оно возникло.

***

Сезон дождей в Латинской Америке, как известно из тамошней литературы - время неожиданных безумств и амока. Может быть, может быть...
Шел ливень. Обычный, ежедневный, часовой, ничего особенного. Мы втроем и парочка из Торонто прятались в стороне под навесом - не потому, что боялись промокнуть, промокать было нечему, просто курящие курили, кто табак, кто травку. Метрах в десяти-пятнадцати парень из дружественной компании американских итальянцев (такой себе крепенький тридцатилетний бычок) смотрел на нас, и направление его мыслей явственно прослеживалось по изменению размеров инструмента удовольствий и размножения, который он почти машинально поглаживал.. Наша невозмутимая принцесса неожиданно невозмутимо сказала: "Хочу это!" и показала пальчиком, чтобы не осталось сомнения, что за "это" имелось в виду. И все! Желание было высказано, небесный бармен волен был выкручиваться, как хочет. Джозеф был обречен.
Инструментом исполнения воли судьбы стала молодая канадская парочка. Им и до этого до всего было дело, а тут уж - ухх! Должно быть, сублимация не разрешаемых самим себе действий приняла у них именно такую форму.
Они развили бурную деятельность, подтаскивая поближе и знакомя молодых людей друг с другом и переводя комплименты одного и таинственное молчание другой. В конце-концов, было решено, что языковой барьер лучше всего убирать тактильным способом, и сладкая парочка была спихнута в бассейн. Далее последовал разговор примерно такого содержания (мы сверху, они, соответственно, внизу):
- Ой, он меня трогает!
- Тебе не нравится?
- Нет, ну так ничего вроде...
Пауза.
- Я его тоже хочу потрогать!
- Ну трогай, он же там для этого и стоит.
- А он не обидится?
- Алка! Трогай немедленно!
Пауза. Потом, с ужасом:
- Ребята! - мхатовская пауза. - Он МАЛЕНЬКИЙ!!!
- Не выдумывай, ты же видела, что нет.
- Нет правда, на вид большой, наощупь маленький!
- Алка, не будь дурой! Вода же прохладная!
- При чем тут вода?
Парочка была вытащена на сушу, греться. Права голоса у молодого человека не было.
- Так. Теперь трогай.
- Что, при всех??? За кого вы меня принимаете?!
К этому моменту добрая половина окружающих, включая и меня, уже задыхалась и нуждалась в медицинской помощи, но откачивать было некому, да и некогда.
- Так, смотри: я сажусь с этой стороны. Женя! Ты давай с той. Что значит "падаю"? Ну ложись тогда, слабак. Vittore! Vittore! Can you please sit down here? No! No-touch for now! Imagine you are a curtain. Всё, никто тебя не видит!
- Ну вас. Извращенцы какие-то. Я пошла.
Над Джозефом друзья даже особо не подтрунивали: ещё одна жертва загадочной русской души, не ты первый...

***

Вдруг оказалось, что расклад в неравностороннем треугольнике с бразильянкой Флорой во главе несколько изменился. Да что я говорю - "несколько"? Треугольник сломался! Папаша, не дававший ранее продыху сыну и объекту применения его талантов, неожиданно повел взглядом вокруг, наткнулся им на Аллочку и влип. Он понял, что все, что было в его жизни до сих пор - это одна большая ошибка, и вот оно - создание, с которым они предназначены друг другу навечно... Если думаете, что это я так ёрничаю - напрасно. Это почти дословный перевод: мужу, как самому выдержанному из всей развеселой шайки, досталась роль переводчика в этом сказочном общении, без него, по безвыходности, Ромео песни Джульетте не пел. То есть сначала, конечно, был кавалерийский наскок с целью затащить предмет романтических чувств вон под те кустики, но оскорбленный взгляд свысока, со всех 158 см роста, ему быстро вправил мозги. В результате длительных переговоров до сведения 47-летнего агента по недвижимости из Чикаго было доведено, что, конечно, можно было бы обратить на него некоторое внимание (но-но-но, никаких обещаний!), но для этого он должен доказать серьезность своих намерений.
"Как? Как доказать??? Да я Луну с неба!.." Когда выяснилось, что Луну вполне заменит скромное колечко с камешком не больше двух... ну хорошо, полутора каратов (вон в том ювелирном магазинчике, третье справа на нижней полке), отчаянию претендента не было предела.
- Как! - восклицал он, возводя очи к той самой Луне. - Такая меркантильность! В таком возрасте! У такого неземного создания!
Однако крючок, похоже, увяз глубоко. Ну а мы, окружающие, извлекали из этой ситуации максимальное количество поводов для веселья.

***

Понятно, что кроме Аллочки и ее личной жизни в Hedo были и другие развлечения, однако речь сейчас не о них, а о том, что ее присутствие раскрашивало действительность в дополнительные, порой весьма неожиданные тона. Я уж не упоминаю о том, как две голые амазонки носились на гидроцикле по ближайшей акватории Карибского моря, распугивая всяких воднолыжников, акул и почтенные семейные экскурсии, а потом чудом добирались до порта приписки на пропоротом какими-то камнями плавсредстве, и с нас даже не потребовали возмещения. Или о том, как мы с ней вдвоем умудрились застрять в водной горке во время ночных спусков. Помимо всего, у нас и без Аллочки были свои приключения, традиционно более свойственные этому месту, однако же это тема для совершенно другого рассказа.

***

У всех историй есть продолжение, такое или иное.
Поздним-поздним вечером того самого дня, когда снегурочка несколько подтаяла и пыталась в бассейне наощупь разобраться с достоинствами итальянского джентльмена из Бруклина, вдруг позвонила наша молодая пара из Торонто:
- Аллочка хочут Джозефа сей момент к себе, - с веселым ужасом сказали они.
- И зачем ей? Комаров отгонять, донимают? - наша вера в естественный ход вещей была изрядно поколеблена.
- Да нет, вроде по делу...
- Ну и где его теперь разыскивать, уже к часу дело идет?
- Это не проблема, он наш сосед. Тут другой вопрос: международного скандала не будет? В смысле - не побьют?
- Не побьют. С нами Аллочка!
Джозеф был найден, мотивирован, приведен под белы рученьки к терему, в котором томилась царевна, и втолкнут вовнутрь.
- Может, дверь подопрем, на всякий случай?
- Ты что, а вдруг пожар? Или наводнение?
- Ладно, давайте подождем.
Подождали. Судя по всему, дело шло куда надо: свет был приглушен до минимума, и сквозь неплотно задернутые занавески потекли ощутимые флюиды неги и сладострастия.
- Ну все, хватит, пошли по домам, а то мне уже тоже хочется!
Похихикали, пообжимались, пошли что-то выпили, искупались в бассейне и разошлись.

Утро. Завтрак. К столу собираются постоянные его обитатели и случайные болельщики. Приходит и Аллочка - как всегда, при полном макияже, прическе и ощущении себя в серединной точке мироздания. Даже и не скажешь, что после бурной ночи. Молодец, держит марку.
- Ну как, Аллочка?
- Ай, да ну...
Народ насторожился, потребовал подробностей. Короче: все было хорошо, даже, можно сказать, замечательно, прелюдию Джозеф отработал, как истый джентльмен, на всю катушку, о его руках, пальцах и языке Аллочка не могла сказать ничего плохого, а только хорошее. И вот когда подошло время основного приступа осады крепости, оказалось, что спросонья и второпях он не взял с собой презервативов! "Донт ворри , би хэппи", - сказала принцесса на горошине и вытащила из-под перины свои. Однако - о ужас! - они были не просто малы, они вообще не налезали и рвались! Ну что делать? Джозеф побежал за своими.
Скажите, сколько времени нужно горячему итальянцу, чтобы пронестись пятьдесят метров туда и обратно к нетерпеливо ожидающей продолжения блондинке? Я более чем уверена, что пусть не мировой, но местно-ямайский рекорд он побил. И воткнулся прямиком в запертую дверь, потому что Аллочка решила, что ей было хорошо? Да. И спать уже пора. Так что дверь на замок - и баиньки. Конечно, не забыв сказать не верящему по ту сторону двери в такой облом Джозефу "Сэнк ю" и "Джаст рилэкс".
Лежали все. Меня откачивали.

***

Понятно, что это далеко не все истории, связанные с нашей райской птичкой: каждый день их случалось не меньше двух, хотя и не больше пяти; обо всем не расскажешь. К тому моменту, как нам нужно было уезжать, ее "роман" с чикагским риэлтором (точнее, его роман с ней) докипел до практически формального предложения руки, сердца, кошелька и прочих внутренностей. Вопрос покупки двухкаратного кольца был практически решен. Правда, несколько осложнял ситуацию действующий брак с мамой горячего любовника Флоры (помните еще такую?), но папаша клятвенно обещал выставить "эту старую вешалку" - уж не знаю, насколько он расчитывал этим заманить Аллочку в облюбованные кустики. Он даже докупил еще неделю пребывания в Hedo, до конца ее там пребывания. Самой виновнице все это было трын-трава, но Флора млела и светилась неземным светом. Аллочке это явно зачтется там, наверху.

Было очевидно, что расставаться нам с Аллочкой жальче, чем ей с нами, но мы не были в обиде: глупо ей было бы расстраиваться от небольшого изменения в декорациях её персонального мира. Собственно, почти ни с кем из той летней компании мы больше не пересекались.

***

В качестве эпилога.
Месяца через два муж получил мейл, от Аллочки. Читал он его, наверно, час, потом позвал меня. Ну что сказать...
Это было письмо умного, грамотного, образованного человека, явно не бездарного литературно. Она с юмором вспоминала наши приключения, делала достаточно тонкие и интересные замечания о наших общих знакомых. В самом конце было:
"P.S. Боже, какая я была накуренная все это время!
P.P.S. Не поверишь, но все же меня трахнули в самом конце. Помнишь парочку, русскую и итальянца? Они так красиво работали в тандеме, что было бы грешно не оценить их искусства".

Вот я с тех пор и думаю: кто в результате был блондинкой? И была ли она там, среди нас?

Оцените пожалуйста историю:
Комментарии: 2
Vlad marmilad ....

))) Дааа)) Алёнка трава курка))) под псевдонимом Алка бухалка ))) тусовщица века))) кто кто но она тусить умеет 100токинов тебе систренка

Показать полностью…
ПАРАпар

Интересная история. И написано легкочитаемо и красиво!

Показать полностью…
Открыт для новых знакомств, с семейными парами.Легкий в общении, с опытом встреч
серджео •  М:41 год (ДР!) •  Москва, Россия
незабываемые эмоции! Энергетика нежности и страсти! Оргазмы и сквирт! Читайте блог и стену.
Эротический-тантра массаж •  М:36 лет •  Москва, Россия
Свинг-истории
Привет меня зовут Люда мне 38 лет , выгляжу я моложе лет на пять , симпатичная , ухоженная , подтянутая и стройная с...
Наше знакомство произошло на просторах данного сайта . У каждого из нас были странички одиночек. Я очень долго не...