Дневники отдыхающих 1.

Вот мы и доехали до солнечного Крыма! Ура! Наконец-то! Точнее, мы доехали не просто до Крыма, — мы в Коктебеле! Уже завтра утром будем валяться голыми под жарким солнцем, купаться в море, и пить вкусные вина Коктебельского завода. Иришка уже спать завалилась, — замучалась в поезде, бедолага. Сейчас черкну пару строк, — и к ней, а то попку выставила торчком, смотреть тяжело, особенно после целых суток вынужденного воздержания в поезде этом, будь он не ладен.

Зато устроились, — лучше не придумать, хоть и частный сектор, но есть всё! Домик отдельный, ванная своя, не джакузи, конечно, но вода горячая; кондиционер, телевизор. Раньше всё было куда прозаичнее.

Всё, побежал в нашу (на целых две недели) койку (огромную, двуспальную), надо Иришку потискать, может, не заметит!

09.08.2008

Конечно, не заметь тут, когда тебе в попку тычут горячим, толстым членом! Прижался ко мне и давай руками по всему телу шарить, я попритворялась, конечно, немного, но тоже ведь не железная. Но после такого воздержания, на самом деле, взобраться на мужчину очень даже в радость. Я аж трижды кончила!

Хитрец, — дневничок завёл тайком. Думает, что я только и делаю, что сплю. Наивный у меня Димон мой, может, за то и люблю его? И про Крым успел написать, и про Коктебель. Забыл, правда, добавить, что не впервые мы тут, слава богу, а третий раз уже. Аккурат, через лето. Когда Турция с Египтом и Тунисом достают. Там тоже неплохо, но голыми не поваляешься, — это факт. Арабы утащат в пустыню, куда-нибудь. А мы нудисты те ещё! Вот завтра и начнём! А сегодня пора бай-бай, а то уже второй час ночи и Димон храпит так соблазнительно, — натрахался и в люлю. Молодец! А я свой дневничок припрячу так, что он точно не найдёт.

09.08.2008

Первый день отдыха, что может быть лучше! — Погода, что называется, шепчет. Жара за тридцать. Море просто парное молоко!

Народу, правда, не мало. Но что делать, — август. Самый что ни на есть нудистский сезон. Это мы ещё пришли рано, учитывая наши вечерние развлекалки. Но и развлеклись на совесть, Ирка даже проснулась, чего я никак не ожидал. Ей бы только спать, обычно. Секс ей тоже нравится, но сон превыше всего. Тем не менее, проснулась вчера и даже снизошла до небольших оральных ласк. А мне много и не нужно было. Да и она разок другой кончила, пока на мне скакала.

Так вот — пляж! Отличный пляж! Плевать на народ, народ отрывается. Веселится по-полной. Все такие загорелые, нам не чета. Мы хоть и поездили в Серебряный бор, но до качественного загара нам ещё далеко. Зато у нас всё впереди, а им уезжать скоро!

Контингент, конечно, разный на пляже. Неоднородный, я бы сказал. И палаточники компаниями и украинские подданные от мала до велика и, само собой, — наши соотечественники. Но хохлов больше. Мужчины представлены в более богатом ассортименте, как, впрочем, и везде. То есть — на других нудистских пляжах.

Маньяки тоже есть, куда ж без них. Мы пока кремом намазались, вокруг нас уже парочка индивидуумов пристроилась. Видимо, так мазались, что не могли на себя внимание не обратить. Ирке нравится, когда я её намазываю, и чего тут особенного, не понимаю? У меня, правда, эрекция проявляется, а у кого бы не проявилась, приходится потом на животе отлёживаться какое-то время.

Ну да хрен с ними, с маньяками. Мы привыкли. Мы молоды (Ирке — 26, мне — 32), симпатичны, стройны, — чего стыдиться! Зато накупались, назагорались вволю!

А Коктебель, конечно, изменился за два года. Уже понастроили тут всего: отелей всяких, ресторанов новых и прочей фигни. И к пляжу нашему строения подбираются всё ближе. Скоро, видимо, от пляжа ничего не останется.

Всё, идём в душ и ужинать.

09.08.2008

Писатель! Максимилиан Волошин, практически! Мимо музея которого мы сегодня проходили, кстати. Далековато от пляжа нашего. Димону-то всё нипочём, а ведь говорила ему, что нужно ещё походить, жильё поискать!

Да теперь уж ладно. Но про пляж он точно написал, даже мне добавить нечего. Разве только о мужской половине пляжников? — Так это Димон со своей мужицкой колокольни судит. По мне, так хоть бы весь пляж одними мужиками забит был до отказу! Это сколько внимания тогда было бы? Комплиментов, не высказанных вслух. Но глаза куда красноречивее и некоторые другие части тел — тоже. И все смотрят. Только мой любимый наивный муженёк удивляется такому повышенному к нашим персонам интересу. А интерес тут не к НАШИМ, а к моей персоне. А мне это и надо! — Хлебом не кормите, а быть пупом земли — хочу! Пупом, с голым пупом! Ха-ха!

В принципе, и пуп мой тоже не плох. Хотя мне куда больше нравятся мои груди: не дико большие, но и не маленькие, упругие, кругленькие, с аккуратными маленькими сосочками. Которые очень быстро становятся твёрденькими под ласкающими мужскими взглядами, особенно, если их изредка поглаживать пальчиками. Смотрят? — Пусть только попробуют не смотреть! Зря я, что ли в Коктебель ехала?

А с кремом, — это вообще мой коронный трюк. Тут Димон прав на все сто: обожаю, когда он своими большими ладонями растирает по моей кожице это ароматное масло, век бы так лежала, нежилась. Сначала он мне спинку натрёт, ножки, даже попку чуть-чуть. Больше нельзя, — Димон за нравственность борется. Потом я на спинку ложусь, и тут самое приятное начинается, пока он мне грудки мои намазывает и животик, моя маленькая, похотливая мышка между ножек начинает оживать, давать сок. А припекаемая солнышком, да продуваемая тёплым ветерком, если слегка раздвинуть ножки...

Димон пыхтит рядом, старается. Старается не смотреть на мои соски, которые уже, конечно, торчком. У благоверного моего тоже уже почти торчком, ему много не надо. Очень близко от моего лица покачивается, медленно наливаясь кровью, его аппетитная колбаска. Головка начинает выглядывать из-под кожи, сама по себе раскрывается, словно бутон какой. Растёт. Нравится мне наблюдать этот процесс каждый раз. Жаль, не долго, — Димон этот процесс завсегда под контролем держит. — Нравственность!

Поэтому, когда Димон на живот свой плюхается, мне приходится самой покрывать кремом не обработанные части моего стройного тельца. Сначала я намазываю попку; и те, кто уже пристроился поблизости, без труда могут рассмотреть мою маленькую попочку, которая под неторопливыми поглаживаниями начинает блестеть. Затем переворачиваюсь и, словно не замечая обращённых на себя взглядов, совершаю похожую процедуру с моей горячей мышкой. Сначала наливаю побольше крема прямо на лобок, потом всей ладонью, медленно, размазываю по внутренней стороне бедра и промежности. Ножки раздвинуты самую малость, так, чтобы невольным (и прочим) зрителям было видно, как под моей ладошкой жирно проскальзывают складочки, как один из пальчиков останавливается на клиторе, а другой, на один ноготочек, на мгновение исчезает в дырочке.

Стоп. Муж возвращается. Пора отправляться кушать. Моцион, знаете ли.

09.08.2008

Ну вот, вернулся, а моя милая сидит, в чём мать родила, мечтает. Как обычно. Она у меня натура романтичная. Частенько улетает мыслями, знать бы ещё куда! А вроде, кушать спешила.

10.08.2008

Нет, дорогой, лучше тебе не знать, куда и зачем я улетаю мыслями своими, блин! Едва ли тебе это понравится. Ты ж меня за простушку наивную держишь, вот и продолжай, чтобы нравственность наша семейная не дала трещину.

Дрыхнет, родимый! А всё говорит, что это я соня. Я вечером соня, зато утром я жаворонок. Это точно.

А поужинали мы не плохо. В узбекском ресторанчике за сущие копейки, в сравнении с Москвой. Муж, правда, хотел хохлятской кухни отведать, но я отговорила. Хотелось на топчане посидеть развалившись. Борща украинского мне тоже хотелось, конечно, но поскольку я нижнее бельё «случайно» не одела, — то я голосовала двумя руками за топчан.

А потом весь ужин сидела в растопырку и не давала Димону спокойно плов кушать, пиписку ему демонстрировала свою бритую. Правда, кроме Димона богатство моё успел рассмотреть ещё и официант, но ему деваться было некуда; и ещё молодая парочка за соседним столиком. Причём, первой меня заметила девушка, — мы даже с ней глазами встретились, — я не стала юбочку поправлять, а она парню своему на меня указала, — тот чуть сигарету не проглотил, бедняга.

Надо в душ бежать и собираться, а то все самые модные места на пляже позанимают.

А Димон всё спит. И пока он спит, на меня в окошко нашей ванной кто-то глазел, пока я намывалась после вечернего секса, отличного кстати. Ясное дело, я виду не подала, но теперь меня будут терзать муки неизвестности: кто за мной подглядывал и, главное, какое впечатление я произвела на этого наглого подгладывателя. Хотя, впечатления у него должны быть самыми пренеплохими, поскольку мыла я такие части себя... Да так активно мыла!

Пора мужчину своего будить.

10.08.2008

Он сегодня явно писать не сможет!!! — Пьяный потому-что! Я тоже, но он спит. А я нет! Я держусь. За столик. Но писать тоже не буду, потому что пусть Димон сначала завтра напишет. Дура я, что ли, первой писать!?

11.08.2008

Так всегда, если уж взялся вести дневник, то надо писать в него каждый день. Но, в общих чертах, я кое-что из вчерашнего помню. Остальное супруга подскажет. Но уже утром. — Опять она дрыхнет без задних ног. Спит моя красавица. Голенькая, тоненькая, красивая. Люблю её, страсть как!

Вчера утром она меня разбудила аж в восемь, обозвала соней, словно сама никогда не спит; мы попили кофе и ушли. На пляже устроились возле какой-то парочки наших лет, приблизительно, чтобы хоть с одной стороны от маньяков озабоченных прикрыться. Кремом опять измазались, — Иришка извертелась вся, как бы я какую её часть не пропустил. Конечно, а то мало ли что, — волдырями покроется с ног до головы, например. Или загар получит пятнистый. Если честно, то я бы все её части и частички не по одному даже разу намазал, но у меня, извиняюсь, яйца не железные. Полежи потом весь день рядом с голой женой, да ещё когда всякие разные женщины вокруг ходят, такие же голые. Но красавиц, подобных моей Иришке тут очень мало. Разве только в той парочке, что рядом с нами лежала. Там девушка ростом чуть пониже Ирки моей, а волосы длинные и темнее, и не только на голове. А грудь — больше. И попка неплохая. То есть, вообще она пофигуристее. Но у моей дражайшей половины фигура, всё-таки, спортивная, как раз такие мне нравятся больше. Плечи у Иришки широкие, талия узкая, грудь небольшая, но красивая, где надо, — мышцы, где не надо, — нет. Но вернусь на пляж.

Ирка даже меня взялась намазывать, но начала почему-то с конца. Каламбур вышел! А мне его на пляже трогать ну никак нельзя, — спина сгорит.

А соседи оказались нормальными, украинцы из Харькова, но нам какая разница! Они даже умнее нас оказались, — пока мы пиво покупали у проходящей бабули, эти двое бутылку вина достали и, как давай пить его! Нам на зависть.

В общем, мы познакомились с ними. Точнее будет сказать, пока я в море плескался, они с Иришкой моей познакомились. Поэтому, когда я вернулся, они уже свои полотенца к нашим перетащили, а Ирка уже со стаканом вина сидела. По-турецки! — Вот простая душа. Правда, девчонка, Вика, как оказалось, тоже так же уселась, отчего у меня начали проявляться признаки возбуждения; пришлось срочно брякаться животом вниз. Предварительно познакомившись, я ж не дикий.

Через полчаса мы играли в карты и пили уже вторую бутылку вина, за которой я сбегал лично, чтобы дать отдых животу и другим частям тела. Кстати, я обратил внимание, что Вика с Сергеем, так зовут её мужа, не особо заморачиваются на такие мелочи, как эрекция на пляже. Она его постоянно за конец хватает, и он в долгу не остаётся. Только у Вики конца нет. А моя девочка-Ирка ничего не замечает.

Потом мы ходили обедать все вместе. Пили вино, что ели не очень помню. Потом вернулись на пляж, пьяные изрядно, к тому времени, и друзья — не разлей вода. Мы играли в карты, даже, вроде бы, на раздевание (на нудистском пляже-то!). Ещё пили. Мы с Иркой много целовались, а на живот я падал уже через раз. Забывал! Да, — ещё мы купались, — тоже много, причём не всегда я купался со своей женой. Мне даже пару раз неудобно становилось, — моя супруга на берегу сидит, скучает, а я с Викой в нырялки играю. Но всё обошлось, никто не обиделся.

Потом мы собирались толи к ним в гости, то ли — к нам. И даже куда-то шли. Но куда пришли не помню. Очнулся утром, у нас на фазенде, с больной головой. Ирке тоже было не весело, — выпила не меньше моего.

На пляж кое-как доплелись. Мест уже нормальных не осталось, поэтому упали, не выбирая. Ни Вики, ни Сергея не увидели. И провели весь день в полудрёме, доползая до воды изредка, чтобы не обуглиться.

Только поужинав с коньячком (думал, не полезет) слегка пришли в себя. Климат тут такой, что ли? В Москве бы два дня ходил не в себе. А здесь даже сексом на сон грядущий занялись. Теперь Иришка спит, да и у меня глаза слипаются. Всё!

11.08.2008

Всё-таки комментарии писать проще. У нас уже, вроде бы, как традиция сложилась: Димон вечером пишет, — я утром дописываю. Потуги наши, так сказать, в эпистолярном жанре. Но читать забавно. Мой дорогой совсем меня не знает!

Но помнит из позавчерашних событий даже больше, чем я думала.

Начать с того, что парочка с пляжа, незнакомая Димону моему, была даже очень знакома мне, по узбекскому ресторанчику, где я демонстрировала всем желающим увидеть, свои прелести. Так что выбор места был не случаен, хотя он вправе думать так, как написал. В противном случае, «маньяков», как говорит Димон, или мужчин, которые не равнодушны к моим красивостям, как удобнее называть их мне, — было бы рядом с нами не меньше, чем в первый день. Уж я бы расстаралась, поверьте.

И парочка нас тоже узнала, они были повнимательнее моего благоверного. — Зря я, что ли без белья была? И на пляже, пока Димон меня увлечённо кремом натирал, ничего вокруг не замечая, ребята дали мне собой полюбоваться. Компенсировали, так сказать, мои моральные затраты в ресторане. Серёга мне понравился. В целом. Хоть он и не такой симпатичный, как мой Димон, и ростом ниже, но в нём есть какая-то энергетика, отсутствующая у Димона. Видимо, сексуальная. Серёга вообще парень без комплексов, мы только пришли, он мне подмигивать начал, а сам Вике грудь гладил. Смачно так гладил, перебирая пальцами, не спеша. А грудь у неё красивая, — лучше и больше моей. Мне аж тоже так захотелось. А потом у него вставать начал! — А ему хоть бы что, Вику толкнул в бок, она тоже села. И вот сидят они, смотрят, как Димон меня слоями крема покрывает, а Вика Серёге член поглаживает. А выглядит так, словно не член наглаживает, а коленку себе чешет.

Представляете себе, зрелище, а?! Я, конечно, Димона загоняла, чтобы подольше полюбоваться на такое. Потом сама попыталась Димона за конец схватить, — но он ни в какую. Упал на живот, традиционно, и все дела, отжаться только забыл!

Потом, всё правильно, — пиво, море. Ребята вино пьют, целуются, не стесняясь никого. Народ вокруг внимание очень даже обращает. Мы с Димоном, как пуритане сидим, только разве в полотенца не заворачиваемся.

Потом Димон купаться отправляется, а Серёга отправляется со стаканом вина ко мне: «Хватит, — говорит, — этой мочой давиться. Вино попробуй!» Словно я этого вина никогда не пробовала! Но я же не дура, какая, когда в полуметре от лица покачивается приятный, полунапряжённый член с оголившейся фиолетовой головкой, красивенький такой, — стакан взяла, так и познакомились. Через минуту они перетащили полотенца к нашей лежанке. Через три — мы уже пили, словно старые знакомые. Вика бесстыдно уселась по-турецки, мне пришлось сделать то же самое, иначе пришлось бы пить лёжа, — и Серёга тут же принялся беззастенчиво рассматривать мою промежность. Конец его начал стремительно увеличиваться в размерах, загибаясь головкой к животу. Интересный, надо сказать у него кончик оказался: длинный, загнутый и весь покрытый сетью тонких вен; крупные, блестящие яички, бритые налысо, как и лобок, заметно оттягивают вниз кожаный мешочек. У Димона член тоже красивый, — гладкий, ровный и толстый, с аккуратной круглой головкой, обросший кудряшками. А Серёгин намного тоньше и чуть длиннее, но головка очень крупная и цветом, и размером напоминает шляпку гриба. — Мне даже захотелось его облизнуть, почувствовать под языком разбегающиеся в разные стороны венки, скользнуть мокрыми губами по этой непропорционально большой головке... Молчу, Молчу!

Потом он попросил меня сесть так же, как я сидела вчера в ресторане, я отказалась. Сказала, что не могу здесь при всех. Он тогда нагло спросил, а смогу ли я не здесь и не при всех. Я, кажется, покраснела, — так бесцеремонно разговаривать на эти темы мне ещё не доводилось. Но кивнула, соглашаясь и, одновременно затаив дыхание, — во что же я вляпываюсь?

Спас меня Димон, ненаглядный, — накупался-таки! Оценил обстановку, в особенности — Вику и Викины параметры, со всеми познакомился церемонно и, естественно, брякнулся на живот. Так ему Вика приглянулась, кажется! От вина, правда, не отказался. Молодчина!

Блин! — А за окошком уже светает! Увлеклась я впечатлениями. Но коротко дорасскажу.

Димон всё описал очень точно, за исключением того, чего рассказать не мог, по причине пьянства. И сна, вызванного этим пьянством.

Весь день мы пили, купались и загорали, разумеется. Весь день Вика поддрачивала Серёгу, а Серёга Вику и меня. Правда, правда! — Несколько раз гладил мне попу и грудь, а один раз даже попытался засунуть мне палец в дырочку! Я старательно делала вид, что не замечаю, а у самой текло вовсю.

А уже перед уходом, Вика меня обняла и поцеловала прямо в губы! И сказала, что хочет меня сильнее, чем даже её муж. И предложила пойти к ним в гости, чтобы ещё выпить. Димону было всё равно, куда и к кому пойти; Серёге — почти уже тоже. Поэтому мы пошли к нам! По дороге приобрели ещё одну бутылочку Муската.

Димон рухнул в койку чуть ли не с порога, а мы устроились на веранде с вином и фруктами. Серёга несколько раз порывался снять шорты и заняться любовью с Викой, но после первого стакана его постигла участь Димона, — он был отправлен в ту же койку.

А любовью с Викой занялась я! Точнее, — она со мной. Поскольку мой опыт секса женщины с женщиной исчерпывался парой прочитанных книжек о радостях лесбийских отношений, да фотками из Интернета. А тут...

Только что мы укладывали Серёгу спать, — и вот я уже стою обнажённая, запрокинув голову, а Вика целует меня в шею, и руки её скользят по моей спине, ягодицам, бёдрам. А у меня так кружится голова! И ноги дрожат.

Чуть позже мы на диване. Я лежу на спине, Вика где-то ниже, крепко держит мои ноги и делает мне так приятно. В неверном свете, пробивающемся сквозь тюль окна, я вижу только её затылок, тёмным пятном выделяющийся на фоне моего живота.

Даже сейчас, пишу, засыпая на ходу, но свободной рукой всё глажу и глажу свою мышку, покручиваю двумя пальчиками кнопочку клитора, роняю на обивку пуфика мутные капельки сока. И пытаюсь восстановить в памяти ускользающие детали.

Вика меня ЛИЖЕТ!!! Нет, не так. — Она меня и лижет и сосёт и царапает и покусывает. И один палец даже погрузила мне в попку! Но я чувствую, что это не мужчина, даже если пытаюсь представить себе Димона там внизу. — Нет. Никак! Здесь ласка без агрессии. Не желание заставить меня кончить, — она просто целует меня потому, что хочет меня целовать. Я тяну к ней руки, я тоже хочу её просто целовать. И Вика мне не отказывает.

Теперь она сверху. По-прежнему лицом в моей промежности, но и у меня теперь есть чем себя занять. Я хочу смотреть на неё, но света очень мало, поэтому я вырисовываю силуэт её тела своими руками. Заодно с этим, прижимаю её к своему лицу, и тону в её запахе и влаге.

Мы стонем почти в унисон. Мы прогибаемся под ласками. Мы пьём друг друга и не можем до конца насладиться этим вкусом. Потом лежим, не меняя позы, восстанавливая дыхание.

А потом Вика будит почти невменяемого Серёгу, и они уходят.

А я сейчас тоже ухожу. — Спать.

12.08.2008

Сегодня день обещает быть более насыщенным: с утра мы отлично позагорали, место досталось нам хорошее (почти без маньяков), купались, пили пиво, всё как всегда. Ирка моя весь день до обеда изводила меня прикосновениями к самым моим чувствительным местам, а если я их прятал под животом, то начинала шептать мне на ухо, что она хочет сделать с этими самыми местами, как она это хочет сделать и, что и как я должен буду сделать с ней.

Лежать на животе, извините, с эрекцией, — очень нелегко! Учитывая, что пляж галечный. А супруга моя словно с цепи сорвалась, — фантазии фонтанируют. Пардон за каламбур. И, что ни фантазия, — то обязательно или на пляже, или не на пляже, но всё равно при посторонних. Я даже поинтересовался, что её заставляет постоянно вплетать каких-то чужих людей в наши, якобы, эротические игры. В ответ она честно призналась, что на неё произвело огромное впечатление знакомство с Сергеем и Викой. И, в особенности (никогда раньше она мне о таком не говорила), — их прилюдные ласки на пляже. И ещё добавила, что её безостановочно, на протяжении часа, разглядывает подросток, а её, мол, это дико заводит.

Покрывшийся испариной, с красными плечами, подросток лет семнадцати, действительно лежал в метре от нас, и тщетно пытался изобразить равнодушие к первичным половым признакам моей супруги. Неудивительно, что паренёк выглядел так плохо, — даже я, матёрый самец, разглядывая с такого расстояния и в таком ракурсе свою драгоценную супругу, врядли смог бы удержать порыв плоти.

Самое интересное, — меня это почему-то тоже завело. Не ревновать же, в конце концов, к пацану малолетнему, тем более, на нудистском пляже. А если Ирке нравится, — пусть смотрит, от меня не убудет. Я даже предложил ей чуть увеличить зону обзора, чем она тут же и воспользовалась. — Перевернулась на спину, а ноги так раскинула, словно не на пляже загорает, а у гинеколога обследуется. Минут через пять наш зритель не выдержал этого шоу, и спешно покинул нас. Дрочить пошёл, не иначе!

А Ирка отдрочила меня в воде после этого! — Мне показалось это забавным. Не знаю, заметил кто-нибудь нас, или нет?

А потом пошли на обед, и возле палаточного городка встретили Вику с Сергеем, они там у каких-то знакомых палаточников тусуются, пригласили нас ближе к вечеру шашлык жарить. Мы не отказались.

12.08.2008

Ха! — Не отказались! Сначала Димон долго ломался, типа: не удобно, мы не знаем никого. А когда узнал, что там четверо парней, без девушек, вообще чуть не сбежал. Только на мои уговоры и поддался. Так что вечером идём изучать быт жителей палаточного городка. И шашлык с вином употреблять. И купаться в ночном море, и в мужском внимании, разумеется.

Да, а паренёк на пляже, и в самом деле, обгорел. Но зато, кончил себе в покрывало, — это я точно видела. А чтобы он кончил, я сделала всё. Ноги я, конечно, во весь пляж не разбрасывала, тут мой дорогой переборщил с определениями, но и лежать, как монашка не собиралась. Это мой благоверный ходит на пляж с постоянным вопросом — «стесняться или нет», а я хожу на пляж, чтобы рассматривать мужчин (читай — мужские члены), на худой конец (!), — симпатичных женщин; и, самое главное, показывать себя. Так что раздвинуть ноги не проблема, даже пальчиками чуть-чуть себе помочь, — тоже не проблема. Не исключаю, что я самая заурядная эксгибиционистка. Но зато вечером, накопленные за день эротические эмоции выплёскиваются в отличный секс. Димону секс нравится.

А как он в воде кончил!? — Такая вот мне идея дикая в голову пришла.

А сейчас переодеваемся и обедать. А то нам ещё вино приобретать для вечеринки под открытым небом.

14.08.2008

Сегодня впервые, чуть не написала: «на арене цирка», так вот, — не на арене цирка, но почти цирк, сегодня пишу до Димона, потому что он опять с перепою и спит. А я, хоть и пьяная, но хочу отписаться, пока живы все впечатления.

И так, — палаточный городок. Он начинается почти сразу за малюсенькой речушкой, разделяющей непосредственно: городской (текстильный) пляж, и нудистский. И продолжается за Юнгом. И, надо заметить, немаленький, такой городочек получается. Палатки тянутся вдоль пляжа метров на двести, в два — три ряда. Желающих отдохнуть в первобытных условиях достаточно.

В этом что-то, безусловно, есть. — Море, природа, палатка. Ужин на костре. Вино и песни под гитару. Рядом такие же ненормальные, потому что дУша нет, постельного белья нет, замков на палатках нет. А если гроза? — А грозы здесь бывают. А туалет!?!?

Мы с Димоном пришли на пляж гружёные, как гужевые лошадки: шесть бутылок вина и ещё помидоры всякие с огурцами. Ещё до шести часов позагорать успели. Ничего, правда, экстраординарного не произошло. Даже не о чем поведать моим постоянным читателям.

Ведомые моим благоверным, минут двадцать искали нужную нам палатку не с той стороны пляжа. Так бы искали всю ночь ещё, если бы я не вмешалась.

Возле скромной, видавшей виды палатки, уже горел костёр, вокруг которого суетились четверо обнажённых, загорелых украинских хлопцев. Вика сидела на раскладном стульчике со стаканом в руке, предаваясь праздному безделью. Откуда-то выскочил Серёга, обвинил нас в опоздании, расцеловался со мной, ткнувшись в живот мне своим отростком, и тут же со всеми перезнакомил. Все четверо парней были из Харькова, трое, Миша, Антон и Виталик, ровесники Димона, — по тридцать, с копейками. И один моего возраста, Иван, ему только двадцать пять стукнуло. По этому поводу и вечеринку затеяли. Компания у нас получилась весёлой, тем более что все уже неплохо приняли к нашему приходу. Я сразу почувствовала себя своей здесь, да и Димон, вроде, не особо напрягался. Хотя, внимание ко мне со стороны мужчин было совершенно очевидным. Мне сразу нашли второй раскладной стул, да что уж там, — раскладную табуреточку с брезентовым верхом, близнеца Викиной табуретки и ровесника мне, как минимум. Сразу налили полный стакан вина. Димону, правда, тоже налили. Но мне — первой. А Миша даже поцеловал мне руку, когда знакомились. Польстил! Потом Вика заставила нас раздеться, хотя, если честно, я и сама себя дурой чувствовала в своих шортах и топике среди голых. Да и солнце припекало.

За наше прилюдное обнажение все сразу же выпили, а Вика потащила нас на экскурсию в палатку. Экскурсия проводилась на четвереньках, поэтому прямо передо мной во всей красе предстала Викина попка с маленькой коричневой дырочкой и её аккуратненькая щёлочка. Димон тоже впечатлился зрелищем, судя по его оживившемуся дружку. Уверена, что Вика на это и рассчитывала. Но мы с мужем тактично воздержались от комментариев.

Убранство палатки было под стать её внешнему виду: куча каких-то одеял, рюкзаков, фонарики и разнокалиберные шмотки. — Сразу заметно отсутствие женщины. А тесно-то как! Я обратила на это внимание. А Вика сказала, что они с Серёгой сегодня тут ночевали, и ничего, нормально. Интересно, как это им удалось разместиться там вшестером!?

Мы с Викой вновь устроились на наших тронах, пока мужчины, поминутно задавая нам глупые вопросы, готовили закуску и мясо. Скорее всего, они просто хотели привлечь к себе внимание. И привлекли. Я лично начала потихоньку подтекать, наблюдая перед глазами постоянное мелькание мужских половых органов. А ещё через пару стаканов вина я уже с трудом переводила взгляд с мужских достоинств на мужские лица. Через какое-то время мне даже начало казаться, что я разговариваю с членами, а не с их владельцами. И тщетно пыталась ассоциировать эти органы с их носителями. Проще всего было с Димоном, его я, естественно, узнавала без проблем в любой стадии роста. Серёгин конец тоже выделялся необычностью формы и постоянной полу-эрекцией. Ну, и у Миши член оказался заметно длиннее прочих. С остальными было сложнее: у именинника член не выделялся размерами, но, как я заметила, был не тронут «парикмахером». А у Виталика, наоборот, при тех же размерах, казался больше, так как был начисто выбрит. У Антона было нечто вроде стрижки, я сам кончик, словно, сужался к головке, конусообразный какой-то, что ли. Но мне всё нравилось. Этот калейдоскоп мужской плоти; и я, — такая голенькая и возбуждённая! А тут ещё Вика со своими разговорами о мужчинах, и о нашем с ней вечере!

Хорошо, — шашлык поспел, и беготня вокруг меня с Викой поутихла слегка. Мы начали кушать, ещё активнее начали пить и разговаривать. А у меня, хотя бы, перестали соски торчать. Разговоры вращались преимущественно вокруг палаточного образа жизни, и о его прелестях. Я соглашалась, что это романтично, но напрочь отказывалась экспериментировать со своим отдыхом. В ответ, нам с Димоном предлагали просто разок переночевать у ребят. Сергей тоже настаивал, мотивируя тем, что это ни с чем несравнимые впечатления.

В соседних палатках, в это время народ тоже занимался приготовлением ужина. Все куда-то ходили, все пили и курили, везде надрывались магнитофоны или доморощенные певцы. Атмосфера напоминала хипповские коммуны. При этом большинство оставались голыми, хотя солнце уже почти скрылось за горами. Наша палатка стояла во втором ряду от моря, и с одной стороны была отгорожена от соседей кустами. Это создавало впечатление лёгкой уединённости. А вот отсутствие сантехнических удобств я очень скоро прочувствовала.

Вика взялась меня просветить; мы закурили по сигарете, обули босоножки, и отправились, в чём были, — то есть ни в чём, искать туалет. По дороге мы целовались, обнимались и секретничали. Я опять возбудилась, а пьяная Вика сказала, что ей нравится Димонов член и, что она хочет его пососать. Я сказала, что, если она будет сосать Димону, то я обязательно буду делать то же самое Серёге. Вопрос нас настолько заинтересовал, что мы устроились писать, даже не особо скрываясь в кустах, всего метрах в двадцати от палаток. Где, в принципе, судя по запаху, и находился общественный туалет. За нами подглядывал какой-то немолодой мужик, но мы, увлечённые темой обмена мужьями, не стали обращать на него внимания.

Так, ничего конкретного не придумав, мы вернулись к обществу, которое, пользуясь бесконтрольностью, обсуждало автомобили. Конечно! — Что ещё могут обсуждать мужики, пока женщины писают!?

Потом, как-то незаметно, в палатке исчез Серёга. Вика отправилась на его поиски. Через некоторое время она его нашла. По крайней мере, судя по её стонам из палатки.

Вообще, эти Викины стоны мужчин наших очевидно подзавели. Суеты вокруг меня прибавилось, все спешили то вина подлить, то зажигалку предложить, то яблоко. А члены их, тем временем, под Викин заводной аккомпанемент, постепенно становились всё твёрже, принимая горизонтальное положение. И всё это перед моими глазами! Я уже начала побаиваться, что вместо сигареты, по-пьяни, затащу себе в рот чей-нибудь причиндал.

Серёга с Викой вовремя вернулись. Меня за это время даже не успели изнасиловать! Зато все успели продемонстрировать мне всяческие разновидности мужской эрекции. Все, включая мужа моего. А парочку, по возвращении, засыпали каверзными вопросами. Серёга, не стесняясь, скрупулезно рассказывал, чем они там занимались. Потом кто-то предложил уйти купаться, чтобы снять напряжение.

Но Серёга так красочно расписал прелести секса в палатке, что я срочно потащила туда Димона, дабы проверить всё на деле. А муж мой, не будь дурак, не отказался. И только в палатке, когда он, распластав меня на одеялах, вылизывал мне мои складочки, я обратила внимание, что рядом с нами ещё одно тело. — Спящий Иван! Сначала, я даже испугалась немного, — «когда это он успел в палатку залезть»!? Потом я подумала, а чем это, интересно, здесь занимались Вика с Серёгой в присутствии третьего тела!? Потом, когда я поняла, чем они занимались, меня это возбудило. Потом я попкой своей вляпалась в лужу спермы, натёкшую от предыдущих посетителей этого гостеприимного уголка, и я, не мудрствуя долго, облизала свои пальцы. — Вкус мне понравился! Откровенно говоря, он до сих пор меня преследует, — вкус спермы не моего мужчины! И я до сих пор активно теку от этих воспоминаний!

А потом я кончила под Димоновым языком и, видимо, под влиянием нахлынувших чувств. Или оттого, что рядом с моей головой, в кромешной темноте палатки, сопел во сне «новорожденный» Иван.

Иду на личный рекорд по колличеству написанного от руки за один присест!! — Но, пока живы впечатления, честно пытаюсь «увековечить» их в этих писульках.

Потом Димон в меня вошёл, эрекция у него была, — будь здоров! — и так резво стал трахать, что через минуту я упёрлась макушкой в Иванов живот! Как он не проснулся, — не знаю!? А потом я подумала, что, может он уже проснулся и всё слышит и чувствует? — И это тоже меня дополнительно возбудило так, что я опять кончила, как положено, — со стонами и хрипами; и мой благоверный тоже кончил. В меня. — Мне понравилось! Мне даже понравилось, что в палатку, пока мы забавлялись, периодически кто-то всовывался. Видимо, был встречен нашими мелькающими задницами, а потому тихо ретировался.

Так или иначе, но мы накончались и вырубились. Выпитое, знаете ли, сказалось! Вот на этом и остановлюсь, и пойду в койку, — благо, уже на улице светает.

15.08. 2008

Ирка ещё «дрыхнет», бедняга, тяжело ей пришлось, а я вот почувствовал неодолимую тягу к писательству. Хотя, признаться, воспоминания мои подпорчены огромным количеством выпитого.

Даже затрудняюсь определить, с чего начинать-то. — С того, что нас пригласили на шашлыки?

Ну да... Мы и пошли. К вечеру, как и договорились. Вино, овощи — фрукты, естественно, прихватили. Поначалу я не горел диким желанием бухать с четырьмя совершенно незнакомыми мужиками, но, перзнакомившись, выпив по паре стаканчиков местного вина, и, наконец, раздевшись, понял, что народ адекватный, к жене никто не пристаёт, — и расслабился. Точнее, я то расслаблялся, то снова «напрягался», когда видел, что моя супруга небезынтересна нашим новым знакомым. Что они с удовольствием скачут вокруг неё со своими детородными органами, стараясь обратить на себя её внимание. Серёга, кстати, не составлял исключения.

Потом Вика повела нас на экскурсию и показывала внутреннее «убранство» палатки, хотя, мне показалось, что она, передвигаясь на четвереньках, пытается показать не столько палатку, скольку свою попу мне. — Попка, надо заметить у неё очень даже! Но Ирке не стану об этом говорить, на всякий случай.

Солнце клонилось к горам. Вино становилось вкуснее с каждым стаканом. Шашлык удался. А девчонки от души веселились. Я-то, по-наивности думал, что Ирка моя будет комплексовать, — всё-таки голышом, среди посторонних мужчин... А она ничего, — сидит себе, смеётся, пьёт, с Викой постоянно о чём-то шепчется. И ни одну, ни другую совершенно не смущают мелькающие перед их лицами мужские половые органы! Замечу, что органы, эти самые, на мой взгляд, мелькали гораздо ближе к женским лицам, чем того требовали нормы гостеприимства. Пару раз, как я заметил, Серёгин орган даже попал в рот его собственной жене.

Да! — Трудно восстанавливать в памяти все детали вечера, утра, дня и ещё одного вечера.

В особенности, после такого количества выпитого!

Помню, как совсем стемнело. Как красиво смотрелись девичьи тела в свете костра. Ещё помню, как Серёга с Викой ушли в палатку, «снять напряжение», как они это назвали.

Потом, помню, Вика очень эротично стонала, у меня даже эрекция начала появляться. Не знал, куда её прятать, пока не заметил, что я такой не один, а никто ничего прятать не пытается. Напротив, — спокойно щеголяют перед моей супругой, элегантно помахивая в такт ходьбе этими раздувшимися символами мужественности! Аукцион, какой-то!

Тут вернулись из палатки наши голубки. У Серёги всё ещё торчит его несуразный гриб, а у Вики по ногам течёт. Они начинают что-то рассказывать. А Вика салфеткой подтирает у себя между ног, абсолютно никого не стесняясь!

Затем, Ирка тащит меня в палатку, поскольку Серёга уж очень красочно расписывает романтику занятия любовью в палатке. А народ идёт купаться.

Наш секс в палатке запомнился мне, преимущественно тем, что он был, а ещё было абсолютно темно и дико жарко. Я даже раскинул створки входа, наплевав на условности.

Ещё помню, как моя благоверная стонала в полный голос, подражая Вике, что ли, пока я, истекая потом, пытался в ней кончить. И кончил. И она тоже, кажется.

Следующее из воспоминаний — утро. И, разумеется, жара. Солнце уже успело подняться и в палатке светло. Возле себя обнаружил голое мужское тело, оказавшееся Антоном. И ещё одно из ярких воспоминаний этого утра — головная боль. И сушняк, конечно.

На улице встретил ещё одно тело, принадлежащее вчерашнему имениннику — Ивану. Тело, то есть — Иван и рассказал мне, с трудом выговаривая слова, что супруга моя, проснувшаяся уже давно, отчаялась дождаться моего пробуждения и отправилась домой для принятия душа. И просила меня подтягиваться туда же.

Я и потянулся, предварительно окунувшись в море и насобирав свои шмотки, раскиданные вокруг палатки.

В дороге чувствовал себя не ахти как.

Ирка в душе. Лезу к ней. Но сил хватает только на помыться. Хотя, рассчитываю на большее.

Пытаемся составить план на день. Я предлагаю поспать до обеда. Иришка — позагорать до того же обеда.

В результате, приходим к компромиссу: я, с лёгкой, невысказанной обидой, остаюсь спать, супруга отправляется принимать солнечные ванны.

Пойду, перекурю.

Спать днём, скажу я вам, дело отвратительное, а после перепоя, — тем более. Проснулся я, аж в два часа пополудни с головной болью.

Принял душ и отправился на поиски благоверной. Замечу, — уже во второй раз за сутки. Главное, чтобы это не стало тенденцией.

Нахожу благоверную свою в компании всё той же компании, что не удивительно. Пардон за каламбур. Компания замечает, что мне хреново, но что хреново не мне одному. Не знаю, радоваться ли этому факту.

Зато, очевидно радуюсь факту наличия пива! Честно сказать, бутылка «Оболони» меня приводит в чувство. Остальные, как я заметил, уже успели изрядно наприводить себя в чувства до моего возвращения. Ирка не составила исключения. И выглядит просто замечательно!

Мишаня освобождает для меня местечко возле моей жены (хорошо, хоть просить не пришлось!), а я благополучно его занимаю.

Народ пытается восстанавливать в памяти прошедший вечер, по крохам собирая информацию. Со слов жены, с удивлением узнаю, что секс у нас с нею был в присутствии именинника — Ивана. Иван заявляет, что не помнит такого, к его сожалению.

Затем, разговор переползает в планы на вечер. Планов много. Так, ни на чём не остановившись, мы с Иркой, в компании Серёги с Викой, уходим на обед.

Естественно, пьём. — Куда ж без этого! Я пью коньяк, от которого окончательно возвращаюсь к жизни. И могу, наконец, приступить к обсуждению вечерних планов.

Вика с Серёгой предлагают на вечер пьянку, что не ново, и танцы, — что необычно. У них дома, всей компанией, конечно, и, (!) в голом виде!! — Типа, нудистская вечеринка.

Меня несколько смущает «голый вид». Ирку не очень. Ей не нравится, что у Серёги с Викой слишком маленькое помещение. И негде даже присесть. Мы дискутируем.

А мне становится всё лучше! Коктебельский воздух и, разумеется, коньяк, делают своё дело. И я соглашаюсь со своей благоверной, что у нас это мероприятие провести будет намного удобнее.

Вот так! Пойду опять покурю.

15.08.2008

Ага!!! — Мой драгоценный снова взялся за творчество, пока я, как он соизволил выразиться, «дрыхну». Жаль, нет времени прочитать всю его писанину. — Очень интересно мне, что он помнит из наших развлечений!

15.08.2008

Ну, что ж, — наши украинские друзья не заставили себя долго уговаривать. Всей толпой после ужина завалились к нам. Благо, домик наш стоит в глубине участка, а хозяевам без разницы, кто и к кому идёт в гости. Тем более что наше жилище абсолютно автономно, за что мы, собственно, и платим. У нас и кухня, и ванная, — всё наше. Да и в комнате места полно, не взирая, на присутствие огромной кровати, дивана, столика, зеркала и телевизора. Да и смерть от жары нам не грозит, — у нас кондиционер.

Так вот. — Пришли все, за исключением бывшего именинника — Ивана, которого оставили палатку сторожить. Да и ладно, — и так комнатёнка наша битком оказалась.

Но лучше, по порядку. На пляже мы спокойно отзагорали и откупали своё, а затем отправились в магазин и домой. Готовить вечерину. Что-то отправилось в холодильник, что-то в кастрюли, но, в конечном итоге, мы успели даже пару салатов соорудить, практически, на коленках.

Первыми появились, разумеется, Вика с Серёгой и бутылками. Серёга сразу сказал: «Что это вы, как не родные? У нас же нудистская тусовка!» — и пошёл раздеваться. Через минуту уже бегал из кухни в комнату голым. Шлёпая себя по ногам полунапряжённым членом. (У него что, эрекция вообще не проходит?)

Общими усилиями мы соорудили нечто, напоминающее стол. Серёга больше мешал, приставая к женщинам, в особенности, — своей. В результате, даже Вику раздел. И постоянно хватал её за всерозличные части тела.

На улице уже темнело, когда подтянулись харьковские друзья, с бухлом, закусками и магнитофоном. Их встретил Серёга, голый, уже успевший хлопнуть пару рюмок, с торчащим от бесконечных приставаний концом.

Затем, началась пьянка. Нет, — сначала, как и собирались, все избавились от одежды и нас с женой тоже заставили раздеться. Точнее, — заставили меня, поскольку Ирка моя сама к тому времени разделась. Смелая какая!

Одно дело раздеваться на пляже, где все голые валяются, а другое, — дома, в интимной достаточно, обстановке, и в присутствие людей посторонних. Мне было неуютно, хоть я и успел, под Серёгины уговоры, выпить стакан вина.

И сколько таких стаканов я употребил за вечер (и ночь), я не могу сказать, даже приблизительно.

Спросил бы у жены, да спит она молодецким сном. Интересно, мы сегодня на пляж планируем попасть? — Или одному пойти, как только спадёт эрекция?

Ну, да ладно. — Продолжу. К моменту, когда за окнами стало совершенно темно, мы уже прилично набрались. Магнитофон постоянно выдавал разные музыкальные бестселлеры, а помещение освещалось, исключительно, телевизором. Серёга выпросил у Ирки нашу видеокамеру и выступал завзятым режиссёром, акцентируя внимание на женщинах.

А потом, с подачи всё тех же женщин, начались танцы. Именно, с подачи женщин и начались: пьяная Вика пригласила не менее пьяную Ирку на медлячок, а Ирка, не будь глупа, и согласилась. Иначе, чем пьяной выходкой, я не могу ЭТО обозвать! — Что они вытворяли!!!

Не думал, что моя супруга склонна к лесбийским развлечениям. Но, то ли вино, то ли атмосфера всеобщего блядства... В общем, — танцевали они на славу! Отчётливо помню собственную зарождающуюся эрекцию, а также — эрекцию всей остальной мужской аудитории. Что меня несколько смущало.

Потом мне настоятельно потребовалось прижаться к супруге, поскольку моя эрекция из неочевидной начала превращаться в откровенную. Мне стало стыдно за мой вид, и я решил разбить эту развратную парочку. Как оказалось, — решил так не я один: Серёга тоже пошёл с приглашениями и со своим крючкообразным, стоячим членом. Почему-то пригласил я, в итоге, не свою жену, так же, впрочем, как и Серёга! Или это Серёга пригласил мою благоверную, а я приглашал то, что осталось? — Не помню. Но пришлось мне прятать своё возбуждение на животе у Вики. А Серёга своё не очень-то и старался скрыть, в силу того, что ему это просто несвойственно.

А Иришка моя словно бы и не заметила тыкающегося в неё отростка, смотрю: шепчется с Серёгой о чём-то, улыбается, ну, думаю, и ладно. Тем более, что много времени на разглядывание соседней пары Вика мне не оставила: руками меня обхватила и животом так прижалась, что эрекция моя мгновенно достигла полной мощности! Я даже извиняться пытался, а Вика сказала, что она это специально и, что ей так наоборот нравится. Потом я заметил, Серёга целуется с Иркой и сказал об этом Вике, а она сказала, типа, что мы не хуже, и впилась своими губами в мой рот. И мы тоже целовались. А я думал в это время, что песня скоро закончится и что мне делать с моим стояком? А ещё (по секрету) помню, что танцевать голым с обнажённой женщиной, которая не является твоей женой, чертовски приятное занятие.

Спас меня Виталик, песня ещё не успела отыграть, а он тут как тут, ждёт своей очереди на следующую пляску. С «шашкой наголо»!

Ирка моя тоже не осталась без внимания, — её отбил у Серёги Мишаня. Я смог спокойно, со стороны понаблюдать за происходящим. Происходящее можно было смело охарактеризовать словом «разврат». Мою голую супругу беззастенчиво, на глазах у всех лапал за попку такой же голый харьковский гражданин. А Серёга всё это безобразие пытался сохранить для потомков, посредством камеры. (Кстати, сегодня же посмотрю, чего он там наснима)

Потом, мы с Антоном, в компании наших восставших «друзей», уходили курить на кухню и о чём-то там разговаривали. А когда вернулись, — Вика пыталась делать вид, что медленно танцует, зажатая между Виталиком и Серёгой, а Мишаня с торчащим прибором (камерой!), в упор эти танцы снимает. Всех деталей я не рассмотрел, но мне показалось, что Серёга уже не танцует, а запихивает в Вику свой блудливый отросток. А моя супруга, тем временем, прячется в туалете.

Там я её и нашёл. Благо, там свет горел. Она так рада была меня видеть, что, не прекращая журчать, сидя на унитазе, взяла у меня в рот! Я такого не ожидал, но, признаюсь честно, — хотел. И, вроде бы, стыдно как-то было, и приятно, в то же время... Но выпитое и увиденное в комнате... Короче, я не стал ей мешать. А влетевший на свет Мишаня, с камерой и членом наперевес, мгновенно начал снимать происходящее. Я ему что-то говорил. Он что-то отвечал с украинским прононсом и пересыпая шутками. И подбирался к нам всё ближе. Когда его здоровенный конец закачался неподалёку от Иришкиного лица, а лицо это было конкретно пьяным, я понял, что пора прекращать развлекуху, пока жена не перепутала органы. — Предложил вернуться к танцам, тем более что журчание давно стихло.

В комнате, под какой-то медляк, «танцуют» Вика с Антоном; остальные ушли курить. Причём, Антон танцует за спиной у Вики. В свете из ванной отчётливо вижу, как Антон обеими руками мнёт девушке груди. Мишаня суёт мне камеру и тащит мою жену на «танцппол», видимо вдохновлённый, зажигательным танцем соседней пары. Я даже честно пытаюсь что-то снимать под свет телевизора. По телеку, помню, дают футбол без звука.

Помню, как уже я сам танцую с Викой. Мы прижимаемся. Мы целуемся. Её губы сладкие от вина, а волосы пахнут незнакомыми мне духами. Конец мой упруго вжимается в живот девушки и я пытаюсь об этот живот тереться. В метре от нас, тем же заняты Иришка и, то ли Антон, то ли Михаил.

Потом в комнате народу прибавляется, — все вернулись с перекура. Серёга вновь с камерой, снимает меня с Викой. Вика «работает» на камеру, выдавая нечто суперэротическое с полуприседаниями и раздвиганиями ног, а меня штормит от её эскапад. Я с трудом удерживаюсь на ногах.

Воспоминания мои становятся всё менее связными. Я сижу на диване. А Вика танцует уже с кем-то ещё. И продолжает целоваться, разумеется. С чувством лёгкой ревности иду курить.

На кухне уже курят. — Вижу в темноте только две голые задницы, их владельцы высунулись в окно, дымят и меня не замечают. Одна из задниц явно женская. Иркина! И в ней неспешно ковыряются мужские пальцы. Глаза мои постепенно привыкают к темноте, начинаю различать детали. Так и есть, — Серёга, в процессе курения, ненавязчиво изучает строение промежности у моей супруги. Супруга моя, как мне показалось, совершенно не возражает, — даже ноги расставила для удобства доступа.

Ревности не чувствую. Даже сейчас, когда сижу, пишу и анализирую свои разрозненные впечатления. Потом я закуриваю. Голубки поворачиваются в мою сторону. Ирка, конечно, очень пьяна. — Улыбается. Серёга мне что-то говорит, одной рукою продолжая обнимать мою жену. Мы болтаем. Ирка с трудом садится на подоконник, протягивает босую ногу в мою сторону, дотрагивается пальцами до моих яиц и играет с ними. Мне нравится. Через какое-то время, Серёга стоит рядом со мною, а с его яйцами также забавляется вторая Иришкина ступня. Наши концы синхронно покачивают головками. Всем всё нравится!

Потом мы идём в комнату. Точнее, нас в комнату тянет Ирка за члены.

В комнате играет энергичная музыка, телевизор даёт слабый свет. А на нашей кровати, освещаемые телевизором, под музыку трахаются Вика с Мишаней. Видны, торчащие в сторону потолка, женские ноги и, скачущая меж них, мужская задница. Антон с Виталиком сидят на диване. Антон с камерой в руках, Виталик — с вином. Оба со стоячими концами. Словно ждут своей очереди к телу. Помню, был в лёгком шоке от Викиного перфоманса.

Затем, я уже тоже с вином, сижу на диване. Ирка рядом. Без вина, поскольку руки у неё заняты, — целуется и обнимается с Серёгой. Музыку кто-то выключил, что-то бормочет телевизор, скрипит кровать, стонет Вика. Почему-то без малейшего удивления замечаю, что Вика трахается уже с двумя харьковчанами. Серёге, похоже, по барабану, с кем секс у его жены. Ему, в этот момент, гораздо интереснее моя жена.

Ещё помню, как мы стелим на диване. Думаю, что у нас кто-то остаётся ночевать. Помню: Ирка сидит на мне, мы пытаемся сделать секс. И помню, что с нашим сексом что-то не склеилось: то ли у меня не стоял, то ли Ирка с меня падала по-пьяни.

Следующее, что я помню, — это утро. Но к нему я вернусь чуть позже. Пора будить благоверную и думать о визите на пляж.

15.08.2008

Молодец муж мой, — всё описал, что запомнил. Запомнил, правда, не всё! Но я постараюсь заполнить пробелы. Мой драгоценный, но ненаблюдательный потопал на пляж, а я «отпросилась» поспать. Спать не хочу. Хочу — пить.

И так, с чего он там начал? — Утро в палатке.

Правильно, это он в палатке отсыпался где-то с краю. А я находилась в самом эпицентре, можно сказать.

Короче, проснулась я, когда солнце чуть припекло и палатка, видимо, стала нагреваться. Проснулась! Ужас — в голове гудит, во рту мухи, сами понимаете, что делали. Жарко, просто невыносимо! Что неудивительно. — Лицом я уткнута в спину своего благоверного, который дрыхнет без задних ног. В мою макушку упирается в чей-то горячий живот. Мало мне этого, — сзади ко мне прижимается ещё одно туловище, мужское, — судя по эрекции. При этом, это самое, мужское туловище явно уже не спит и незаметно (как оно считает) пытается вступить в половую связь с моим телом. Рука медленно гладит мне соски, а твердокаменный конец, также медленно, пытается пробраться к моей дырочке.

Не то у меня было состояние, чтобы играть в чужие сексуальные игры с моим тельцем. Поэтому я, типа во сне, перевернулась на живот, растолкав мужские тушки. Стало чуть легче, но не стало менее жарко.

Через минуту чья-то рука вернулась ко мне. — Легла на попку. Полежала немного и, по-прежнему неторопливо, задвигалась, стараясь проникнуть в меня. Какое-то время я лежала, анализируя свои ощущения. С одной стороны мне очень хотелось пить, с другой стороны — было интересно, кто это со мной заигрывает и на что решится. Ну, и ещё было как-то неудобно скидывать с себя эту руку, словно бы я не спала с несколькими мужчинами в одной палатке всю ночь. — Типа, недотрога, какая! Неизвестно ещё, что ночью было!!

Палец наглого владельца руки проникает, наконец, в меня. И замирает. Я тоже затаилась. Жду. Теку. Палец не шевелится. Жду. Опять не шевелится, гад! Ждать надоедает. Я разочарована. Поворачиваю голову. — Рядом спит Антон. Спит!!! Не выдержал, бедный, моего равнодушия.

Аккуратно стряхиваю с себя его руку. Стараясь никого не разбудить, осторожно выбираюсь из груды неподвижных тел. А в макушку мою животом упирался, как оказалось, вчерашний именинник — Иван. Я потихоньку сдаю задом, в сторону выхода. Проезжаю мимо Антона. Кончик его медленно увядает. Меня вдруг привлекают его бритые яички, — трогаю пальцем. Они немного прохладные. Прикосновение мне нравится, беру их в ладонь, слегка перебираю пальцами. Заводит мысль, что я трогаю мошонку постороннего мужчины. А муж, в это время, безмятежно спит в полуметре от меня.

Яички Антона, словно, сами по себе, перекатываются в моих руках. Это не ново, но всё равно забавно. Кончик перестаёт увядать, получив нежданную ласку, и начинает поднимать свою головку. — Очень аккуратненький, ровный, небольшой членик. Я бросаю взгляд в сторону Димона, — он спит, наклоняюсь и провожу языком по члену Антона. От основания до головки. И ещё раз. Вкуса не чувствую, но предательская мысль о том, что член этот растёт не из мужа, меня возбуждает. А я ведь ещё не забыла вкус чужой спермы во рту, когда мы трахались с Димоном в палатке (этой же) ночью.

Думая об этом, понимаю, что хочу увидеть, как кончит Антон. В то же время, мучаюсь сухостью во рту. Думаю, что может произойти раньше, эякуляция у Антона или моя смерть от жажды. Поднимаю глаза, — Антон смотрит прямо на меня, очень удивлённый! Я ему нежно улыбаюсь и выползаю из палатки. С сухостью во рту и влагой между ног.

Какая красота, скажу я вам, утром на пляже! Если, конечно, не обращать внимания на кучу палаток и кучи пустых бутылок возле них. Солнце только-только взошло, ещё задевает нижним краем за море. В небе не облачка! А само море тихое и кристально прозрачное.

Нахожу возле палатки бутылку с минералкой и пью. — Не думала, что в меня за один раз может влезть столько жидкости!

Потом сажусь на табуретку, закуриваю и наслаждаюсь тишиной.

Спустя некоторое время, видимо тоже ранняя птаха, появляется сонный дядечка, лет под пятьдесят. С лысиной и пузом и, разумеется, с торчащим, как кол, кривоватым, членом! Климат тут, что ли, такой или пища? — Что у всех торчит, не переставая? Прикольно, конечно, но перестаёт быть экзотикой. Дядечка раскланивается со мной и приступает к утренней зарядке.

Я продолжаю курить, наблюдая за возбуждённым физкультурником. А физкультурнику, видимо, льстит моё внимание, — он делает упражнения, глядя на меня. Член шлёпает его по бокам, когда он выполняет повороты туловищем.

Я бросаю окурок в остатки костра и принимаю решение искупаться. Пробираюсь между палатками, захожу в воду. — Холодная. Но бодрит. Стою в раздумьях, — купаться ли. Вокруг ни души. — Отсыпается народ после принятия вкусных Коктебельских напитков. Ранне-утренний физкультурник с плеском заходит в море неподалёку от меня. Вразвалку, одной рукой раздвигая воду перед собой, другой — держась за свой орган. Поворачивается в мою сторону и дрочит. Я, как мне кажется, достаточно тупо, смотрю на него. Даже сейчас не могу сказать, какие чувства это шоу во мне вызвало. Может, дяденька думал, что я кинусь к нему на экстренную эротическую помощь? Или ему просто было приятно подрочить передо зрительницей? В результате, он, всхлипнув, кончил в воду невзрачной струйкой. Я досмотрела представление и с разбегу нырнула.

Купание было коротким, но освежающим, — голова сразу заработала. Заодно, посмывала с себя засохшую сперму, отметив, что её много. Поискала взглядом физкультурника, не увидела. Затем, собрала свои шмотки. Заглянула в палатку, где ничего не изменилось за время моего купания. — Мужчины спали. И я решила проведать парочку молодожёнов, — Серёгу с Викой. Пошла голой, чтобы обсохнуть. Нет, естественно, я оделась, но уже ближе к посёлку. — Приятно, знаете ли, пройтись немного обнажённой, пока вокруг никого нет.

Так. — Посмотрим время. — Нормально. Так что, — ещё немного помараю бумажку.

Без приключений добралась я до жилища наших друзей. Калитка открыта. Разулась, чтобы не шуметь шлёпками, и прошла к их двери. Дверь, разумеется, нараспашку, только лёгкая занавеска закрывает вход. Просунула голову...

Шок, что называется, — это по-нашему!! Я-то, глупая, думала, что утомлённые пьянкой молодожёны спят и сны видят, что я им сюрприз устрою. А они... Короче, ответ на вопрос: куда пропали Миша с Виталиком, сразу нашёлся. На кровати, занимавшей в комнатёнке 70 процентов места, оба пропавших хохлов активно совокуплялись с Викой. Точнее, я увидела Викину спину, попку, расплющенную о мужские бёдра, видимо, принадлежащие Виталику, и, стоящего лицом ко мне и членом к Викиному лицу, Мишу. Серёга с кружкой в руке сидел на стуле рядом, наблюдая за увеселениями своей жены.

Я не ханжа. Секс люблю. Порнуху люблю смотреть, особенно, в компании мужа. Но, вот увидеть своих знакомых, в такой групповухе, да ещё с перепою... Неожиданно. В общем, я растерялась.

Тут Миша меня увидел и, не отрываясь от своего занятия, помахал мне рукой. Пока я стояла дура — дурой. — Нет бы, сбежать побыстрее! Я отпустила занавеску, выронила шлёпки и, быстрым шагом, понеслась в сторону калитки. Правда, далеко не унеслась, — догнал Серёга.

Интересно, кто-нибудь видел, как он за мной бежал? — Голый, со своим торчащим, загнутым хером!! Он мне даже что-то, типа, кричал громким шёпотом. Я остановилась и сразу оказалась в его объятиях. Он начал меня целовать, отрываясь, только чтобы что-то успокаивающее мне прошептать в ухо. Я поспротивлялась, конечно, как любая уважающая себя, достопочтенная супруга. Потом сказала, чтобы он меня не успокаивал, поскольку, я и так спокойна. Типа, просто не ожидала такого. Он снова заговорил, не отпуская меня, и, прижимаясь своим горячим хозяйством к моему голому животу. И вдруг предложил мне кофе.

Вот, блин, этим он меня и сломал! Кофе мне хотелось, как ничего другого! Ясное дело, кофе мы с ним пошли пить не в кафетерий! Вернулись туда, откуда пару минут назад я так постыдно ретировалась. Пока шли, клятвенно обещала себе, что не буду смотреть в сторону кровати. Но попробуй тут не заметь этот сексодром в такой маленькой комнатёнке! — Потому я сразу отметила смену дислокации. Вику заметила с трудом, — она скрывалась в недрах шевелящегося на кровати комка тел. Мужики обложили её со всех сторон. И, видимо, с этих же сторон в неё и проникали. Я застыла на пороге и, наверное, так и стояла бы дальше с разинутым ртом, если бы Серёга не втолкнул меня внутрь. Со словами: нравится? Хотела я ему ответить что-нибудь дерзкое, повернулась, но он ловко заткнул мне рот поцелуем.

В общем, вскоре, я уже сидела с кружкой крепкого кофе в руках, на единственном в помещении стуле, уже не стесняясь, глядя, на тружеников секса. Серёга устроился рядом на тумбочке, выкатив в мою сторону свой грибовидный отросток и комментируя происходящее.

В двух словах, они с Викой уже несколько лет практикуют свободные отношения и групповой секс. А ребята из Харькова им знакомы по переписке. И встретились они, заранее договорившись, чтобы, в том числе, и сексом позаниматься. А мы с Димоном им тоже понравились и они бы были рады, если бы и мы тоже присоединились к их сексуально озабоченной шайке. И так далее.

И всё это сопровождалось всякими междометьями: «ну ты посмотри, ну правда же, — клёво, и смотри, как она тащится». Вот! А Вика «тащилась»! И, хоть мужчины старались заткнуть хлещущие из неё эмоции, поцелуями, тем не менее, хрипы и стоны вырывались на воздух, наверняка, пугая соседей.

Её и в самом деле, как я убедилась, имели в оба отверстия! И, как сказал Серёга, его жена исполняла этот трюк не впервые. И что Вике этот вариант нравится больше всех прочих. И, типа, не хотела бы и я присоединиться.

Честно признаться, — в какой-то момент, когда я поняла, что мой страх прошёл, а зрелище, на самом деле, для меня доселе невиданное, забавно, — я возбудилась. А вы попробуйте не возбудиться, когда рядом ТАКОЕ!! Да плюс к тому, Серёга со своим соблазнительным концом так близко от меня. И... Ну, ладно. — В какой-то момент, Серёгин член оказался-таки у меня во рту! Да, представьте себе! — Я изменила мужу! И что!? — Ничего! Ровным счётом.

То есть не так. Где-то внутри, я уже давно хотела чего-то эдакого. «Горяченького». И эмоционально уже давно, ещё до поездки, созрела, чтобы «изменить» своему благоверному. Ну, начиталась там всяких женских сайтов, наобщалась на всяких форумах, порно насмотрелась... А предыдущий вечер, утро в палатке, постоянные прикосновения, да и секс, между прочим, с Димоном, в той же палатке, подготовили, видимо, почву. Короче, я была морально готова к тому, что случилось. И нет, — чувство вины не накатило, как это принято говорить, когда совесть не чиста. И, если уж совсем честно, то про мужа своего я и забыла, в тот момент, начисто.

Когда в мои губы мягко ткнулся этот раздувшийся мужской орган, с этими выпирающими венами, с этой непропорционально большой, тёмно бордовой головкой, мне хотелось только одного, — сосать его и облизывать! Да! Именно: сосать и облизывать.

Чем я и занялась. Разумеется, Серёга не озаботился помыть свой агрегат после Вики. Что меня ещё больше завело. Я ожидала новых ощущений и я их получила! — Сполна! Сколько разных удивительных мыслей одновременно пролетало через мою ветреную голову в тот момент... Типа: и вот я, такая молодая, красивая, загорелая, сижу в одних шортиках, с членом во рту, с членом человека, с которым познакомилась всего несколько дней назад. И старательно его сосу, помогая себе обеими руками. А ещё: будет ли он меня трахать? А его друзья? Будут? Вдвоём!? Или (тихо-тихо), — даже втроём!!?? И ещё всякие мысли, которых мне сейчас не вспомнить уже.

Но, в то же время, я успевала одним глазком следить за троицей на кровати. Они сменяли позиции. Они вовсю использовали возможности человеческого (женского) тела, обнаруживая всё новые места проникновения в него. Они слегка развернулись, и я ВИДЕЛА, как в Викиной попке исчезает Мишкин длинный член. А потом появляется! И, когда этот длинный член исчезает в моей подруге, подруга хрипит, как задушенная. А потные тела продолжают хлюпать, яйца, в такт движениям тела, издают мокрые шлепки. А ритм возрастает...

А во рту у меня замечательный Серёжкин членик, раздувается, когда я веду рукой вниз по стволу, стягивая тонкую кожуру и насаживаясь головой до упора. — Пульсирует. Яички поджались и затвердели. Головочка гладкая — гладкая! И вкус, конечно! — Совершенно другой вкус. Вкус нового мужчины и вкус новой для меня жизни. Жаль, сейчас я уже не могу передать ТЕ эмоции, ТЕ ощущения. Вернее, не могу передать ВСЕ ощущения. И стыд от бесстыдства того, что я сосу член постороннего мне мужчины и делаю это при других посторонних мужчинах, которые трахают при мне девушку, с которой у меня самой день назад был секс. И дикое желание наглотаться чужой, запретной спермы, вкус которой я так хорошо распробовала ночью в палатке. И зависть к Вике, которая может так легко впускать в себя одновременно двух мужчин и получать от этого ТАКОЕ удовольствие. И зависть к Серёге, что у него есть такая прекрасная жена, которая может себе позволить получать удовольствие с другими мужчинами при нём. Много всего...

А потом Вика вдруг вскрикнула и, тут же, крик её захлебнулся, перешёл в рычание, которое подхватил кто-то из мужчин. И вдруг вся эта моногногая кунсткамера на кровати конвульсивно задёргалась, словно через них пропустили ток, застонала на три голоса и зарычала. Уж не знаю, что я такое сделала, но Серёга присоединился к компании оргазмирующих и полил мне в рот своё семя. Впрочем, полил не много. Я ждала большего. Но всё-равно было забавно, совсем не как у Димона, и я с удовольствием, высосала и проглотила всё. Вот!

Ну что? — На пляж, не пора ли мне выдвинуться? Или вам не терпится прочитать продолжение?

ОК! — Продолжаю. После синхронного конча, тусовка как-то быстро сдулась. Серёга покинул мой рот, оставив на зубах налипшую сперму, и плюхнулся на кровать. Мишаня, отстрелявшись, скатился с Вики и развалился на спине, со всё ещё стоячим членом, глядя в потолок. Только потная Вика, тяжело дыша и сгорбившись, продолжала сидеть на Виталике. Хотя, тяжело дышали все. Даже я. А ещё я не кончила! И мне было как-то немного обидно от этого.

Потом с тихим чмоком из Вики вывалился сморщившийся Виталиков отросток. И я стала смотреть, как из подружки вытекают струйки спермы. Забавно, — они текли в такт её дыханию! То текли, то не текли, когда Викины дырочки чуть сжимались. В тот момент мне очень хотелось, чтобы из меня вот также вытекали соки двух мужчин. А ещё, чтобы в этот момент кто-нибудь, хоть мужчина, хоть женщина, смотрели, как эти соки из меня вытекают. И нежно размазывал их пальцем по моим складочкам. Вот такие порочные мысли.

Потом я вспомнила про свой кофе, одним глотком допила его, пожелала компании доброго утра и отбыла восвояси, не обращая внимания на Серёгины вялые уговоры. — Дудки! Или меня хотят, или — до свидания.

Прихожу домой. Есть о чём подумать и чем заняться. Отправляю себя в душ. Не успеваю, как следует себя отмыть, как ко мне в душ воровски влезает мой благоверный. Моемся вдвоём. Пока моемся, думаю о том, что смываю с себя не Димонову сперму, а Димон думает, что я смываю морскую соль. У Димона, вроде как, есть сексуальный настрой. У меня — не очень. По крайней мере, на него. Вылезаем из душа, пытаемся спланировать день, как он уже писал. Но. — Он не выспался и предлагает остаться дома, а я выспалась, но не кончила, поэтому оставаться дома совершенно не хочу. Приходим к компромиссу, и я иду на пляж, заглянув, по дороге, в кафешку.

К моменту моего возвращения на пляж, народ ожил. Лежат, загорают. Вика спит. У Серёги впервые нет эрекции. Это меня разочаровывает. Устраиваюсь на полотенце. Лежу. Болтаем. С одной стороны Серёга, с другой — Мишка. Потом купаемся. Серёга, вроде как, немного «пристаёт» ко мне. Опять лежим. Жду Димона, думаю, рассказать ли ему эпопею этого утра. Потом начинаю дремать. Ухожу в палатку.

Кажется, засыпаю. Но очень жарко, — пот глаза заливает. Но не от этого я проснулась. Серёга гладит мои ноги, теперь уже в полной боевой готовности. Мы что-то друг — другу говорим. Но слова не важны. — Серёгины руки перебрались с моих ног туда, где ноги соединяются. Мне как-то неловко, это я точно помню. Думаю, что в палатку в любой момент может кто-нибудь заглянуть. Вика, например! А моё тело уже реагирует на ласки, — я расставляю ноги пошире, чтобы мужским рукам было удобнее трогать мои складочки. И смотрю на Серёгу, а он, иногда отрывает взгляд от моей дырочки, чтобы посмотреть мне в глаза. Мне нравится, что он так внимательно разглядывает мои «богатства». Я теку. Но не хочу форсировать события. Хотя, уже точно знаю, что не уйду из палатки, пока Серёга меня не трахнет. Так я решила.

Мне нравится всё, что он делает, мне нравится, как его пальцы проникают в меня, в самую глубь, как трогают мою кнопочку то мягко, почти неощутимо, то быстро и грубовато. Как, смоченные моими соками, пальцы вдруг спускаются к попке и почти проникают в неё. В какой-то момент замечаю, что лежу я, опираясь на лопатки и пальцы ног, двигая бёдрами навстречу этим наглым, но умелым пальцам. Без малейшего стыда... Какой там стыд! — Я думаю о том, что ведь сейчас кто-то из мужчин может наблюдать за нами. И даже дрочить при этом!

Серёгин палец вдруг входит в мою попку и я кончаю. — Наконец-то! Пока я дёргаюсь в оргазме, Серёга одной рукой поддерживает на весу мои бёдра, продолжая запихивать пальцы второй руки мне во влагалище.

Я сейчас пишу это и переживаю всё заново. Скажу даже больше, — одна рука у меня занята совершенно другим, не менее полезным делом.

Так вот: я ещё не пришла в себя, как оказалась одетой на Серёгин член. Вошёл он, надо сказать, как по маслу. Что неудивительно, потому как, натекло из меня очень много. Но я, тем не менее, прочувствовала каждый миллиметр, аккуратно вползающего в меня полового органа. Потом Серёга замер ненадолго, — за что я была ему очень признательна. Мне хотелось зафиксировать в памяти все эти свои сумасшедшие ощущения.

Это, конечно, был совершенно другой член. — Чужой член! И разница была очевидной: он и двигался иначе, и эта, непривычно раздутая головка, трущаяся о стенки моих внутренностей! И руки не моего мужчины сжимающие моё тело в объятиях.

Не знаю, я не писатель, передать всё, все свои эмоции и переживания, через эту бумажку, мне не удаётся. За что извиняюсь.

А дальше... Дальше, была скачка. Я старалась насадиться на этот конец как можно сильнее, а владелец этого конца, с тем же рвением, засаживал в меня так, словно от этого зависели наши жизни. Мы задыхались от жары и страсти. И кончили, практически одновременно, разбрызгивая пот и сперму по палатке. И лежали потом, какое-то время совершенно обессиленные, но радостные от случившегося между нами. И Серёга нежно гладил мне соски.

Дальше вы знаете: едва я успела искупаться и смыть с себя Серёгино семя, как пришёл мой выспавшийся Димон.

Интересный день выдался, — три раза я смывала с себя мужские продукты жизнедеятельности и ни разу они не принадлежали моему супругу!

Всё! Сейчас посмотрю, что мы там на камеру поназаписывали, и пойду на пляж. Позже напишу про нашу вечеринку в деталях, которые муж мой пропустил.

16.08.2008

Ура! Сегодня, впервые за последние несколько дней, я проснулся без головной боли и похмелья. Зато с отличным стояком! Чем незамедлительно и воспользовался, пока моя ненаглядная спала или делала вид, что спала.

Теперь она снова спит, накончавшись, а у меня есть немного времени, чтобы описать последние события.

Вчерашнее утро, в отличие от сегодняшнего, было куда как тяжелее. Очнулся я на диване рядом с супругой. Кровать нашу заняли наши украинские друзья, которые, как и моя благоверная, просыпаться не планировали. Что и неудивительно, учитывая, сколько мы выпили ночью. Удивило меня только отсутствие харьковской мафии, я был в полной уверенности, что они всем скопом тоже заночуют у нас. Весь скоп ушёл, оставив за собой грязную посуду и бардак, который мне пришлось разгребать. За это время так никто и не соизволил проснуться. В итоге, я отправился на пляж один. Вообще, странно, — в последнее время, мы с женой находимся в противофазе какой-то: если я сплю, она обязательно бодрствует, когда я бодр и весел, — она спит. В Москве с нами такого не было. Ну, ладно, я должен поведать вам о дне вчерашнем, извиняюсь за высокий слог. — Накатило что-то.

День вчерашний был отмечен поздним подъёмом, головной болью и сухостью в ротовой полости. Как я уже говорил, я в одиночестве отправился на пляж, оживив себя, по дороге бутылкой пива. Там же, на пляже, я провёл первую половину дня, всё так же, — один. В палатке не подавали признаков жизни, и моя благоверная тоже не торопилась принимать солнечные ванны.

Конечным итогом, я успел назагораться, накупаться, отобедать в ресторанчике на пляже, и только к трём часам появилась моя супруга, а компания начала проявлять признаки жизни. Потом, как обычно, в ход пошло пиво, народ стал оживать настолько, что часам к шести вечера, мы уже обсуждали план вылазки в Лисью бухту.

Точнее, наши харьковские друзья очень хотели перебраться в эту бухту с палаткой и нас звали с собой. Разумеется, мы с женой были наслышаны о Лисьей бухте, о том, что там красиво, что там живут в палатках и нудят с утра до ночи. В смысле, что там одежда на фиг не нужна. Но мы так ни разу и не удосужились туда добраться.

В общем, они нас, а заодно Серёгу с Викой, очень уговаривали. А мы не были дико против, но разные, организационно — территориальные вопросы несколько смущали. Например, палатки у нас не было. А ещё мы привыкли, всё-таки, к цивилизованному отдыху, а тут: и пищу сам себе заранее закупи, и приготовь её в походных условиях, и душа нет (и туалета!), и воды пресной — тоже.

Тем не менее, под коньячок, нас каким-то образом уговорили. В основном, стараньями моей супружницы и Вики, которые страстно радовались возможности сменить обстановку. А вечером мы выпросили у наших хозяев за отдельную плату старую палатку, и большая часть вопросов о посещении бухты отпала.

Тем же вечером мы отправили экспедицию на рынок для приобретения огромного количества (спиртного) всего необходимого. И составили план постепенного выезда всей мафии из Коктебеля. Мы-то с Иришкой собирались потусовать пару дней в бухте и вернуться обратно. А вот Серёга с Викой никак не могли определиться, что и с кем им больше нравится.

В общем и целом, — так.

И вот утро. Я пишу, Ирка спит. Харьковские друзья уже едут на своём Жигуле в Лисью бухту, чтобы, разгрузившись, вернуться за нами. Я в предвкушении новых впечатлений!

16.08.2008

О, мой впечатлительный!! — Поехал за впечатлениями! А почитал бы мои «записки охотницы», думаю, впечатлений бы хватило и там, откуда мы так скоропостижно свалили, оставив большую часть нашего барахла в нашем бунгало.

Да, именно, — мы уже в Лисьей бухте. На дворе полдень, я сижу в палатке и на коленках стряпаю свой отчёт. Очень неудобно писать! — Коленки, знаете ли, не письменный стол, да и жара. А ещё сложнее всю эту писанину потом прятать, уж поверьте, не просто! Но пока меня не беспокоят, у меня, типа, сиеста, — пишу.

В целом, впечатления от нашего нового места у меня неплохие. Конечно, отсутствие сантехнических удобств и кулинарных изысков, безусловно, нельзя сбрасывать со счетов, но зато: чистое море, красивейшая природа и, что главное, не нужно ничего на себя одевать! И это главное. Ради возможности потусовать пару — тройку дней абсолютно голой, да в компании замечательных (и тоже абсолютно голых мужчин!!) можно и потерпеть малюсенькие неудобства. А возможностей расширить свой сексуальный кругозор здесь хоть отбавляй!

Но я обещала про вечеринку, — выполняю. В общем и целом, мой благоверный всё изложил с максимально возможной достоверностью. Для него наша тусовка была просто отличной тусовкой с друзьями — нудистами, может, самую малость окрашенная эротическими тонами. Красиво я написала! А вот мне было намного сложнее: для меня эта пьянка с пляской стала сложным сексуальным испытанием, — весь вечер и ещё полночи я терпела всерозличные знаки внимания от целой кучи мужчин, выраженные не только и не столько в словах, а дать выход своему, измученному долгим ожиданием, либидо, никак не могла.

Теперь по-порядку. Для начала, я очень серьёзно подготовилась к приёму гостей: помыла голову и уложила волосы, накрасилась и, разумеется, тщательно выбрила между ног. А непосредственно, моя вечерина началась с приходом Вики и Сергея. Мы ещё только готовить начали, как Серёга был уже готов. Каламбурю! Мало того, что они с Викой расхаживали по нашему «бунгало» в чём мать родила, так они, то порознь, то вместе постоянно трогали меня за всякие интересные места и лезли целоваться. А я ведь не железная, в самом деле! Намокла так от этих домогательств, что пришлось раздеться. И вовсе я не смелая, как Димон написал. Просто ходить в мокрых трусиках вредно и неприятно. Зато, он верно подметил, что обнажение дома, при посторонних, — это совершенно отлично от раздевания на пляже. Дома — интим. Когда раздеваешься дома, в голову начинают лезть всякие приятные эротические мысли. И соски начинают торчать сами — собою. И ещё много чего!

Поэтому, когда разделись все, включая моего Димона, интимом попёрло так сильно, что я стала побаиваться усаживать своё тело на диван. Поскольку из-за этого интима я очень активно потекла. А может, это из-за Серёги с его вечно-возбуждённым членом, который постоянно норовил в меня свои пальцы запихнуть или лизнуть в сосок. А Димон, разумеется, как обычно, ничего не замечал. Вру, конечно, — меня он точно замечал. И с ним мы тоже целовались и трогались.

Но вернёмся к тусовке. Парни притащили магнитофон и стало заметно веселее. Серёга выпросил у Димона нашу камеру, дабы, как он сказал, сохранить для потомков наше веселье. Я, кстати, посмотрела это веселье, — ужас, чего я там вытворяла! Ну, ладно. В общем, веселье началось. Параллельно с активным пьянством и лёгкой закуской.

Скажу я вам! — Никогда мне не доводилось пить дома голой, в компании голых мужчин, да при муже, да когда из женщин всего я и ещё одна девушка. Мы с Викой, естественно, купались в мужском внимании. А ещё эти мелькающие на уровне лица аккуратненькие мужские гроздья из мошонки и кончика, качающиеся при каждом движении! Очень возбудительно! Люблю, знаете ли, члены наблюдать. А ещё больше люблю наблюдать возбуждённые члены! Отвлеклась.

Через некоторое время и энное количество выпитых стаканов, оказалась я на кухне с Викой для перекура. Ну, и договорились мы с нею устроить образцово — показательный, лесбийско — сексуальный танец, чтобы мужчин наших немного разогреть. Ясное дело, что на трезвую голову я бы на такое не сподвиглась. А тут... Под первую же медленную мелодию мы с Викой зажгли так, что у всей поголовно мужской аудитории, наконец-таки, встало. А у моего Димона, — ещё и полный удивления взгляд. Что и понятно, он же ничего не знал о моих с Викой ночных упражнениях. И ещё, если уж совсем честно, то Димоново возбуждение меня возбудило более всего остального.

Так, под массовую эрекцию и жидкие, но искренние аплодисменты публики, мы с Викусей некоторое время неуклюже изображали двух прожжённых лесбиянок, не забывая поглядывать по сторонам. С поцелуями в губы, с поглаживаниями и пощупываниями. Я возбудилась!

Потом, как-то неожиданно, рядом с нами оказались наши мужья с похотливыми пьяными глазками и красноречивыми «торчками», и наш с Викой перфоманс закончился. Зато я оказалась в паре с Серёгой и его половым органом. Серёга, обхватив мою попку рукой, прижался ко мне с такой силой, что я подумала, будто он хочет проткнуть мне живот насквозь. Животу было горячо, но приятно. И мы начали целоваться. Не как с Викой, а по-настоящему! А Димон целовался, в это время, с Серёгиной женой. Я видела. Но ревности не почувствовала. Скорее, радость за Вику. И за мужа. Серёга, между тем, принялся за мою попу обеими руками. Мне сначала было, как бы стыдно, я даже хотела его оттолкнуть, но стало стыдно отталкивать. Да и выглядело бы это глупо со стороны. Поэтому его руки оставались на (и «в») моей попке, а все смотрели, как Серёга меня лапает. Это возбуждало! Я ещё подумала, что если бы не Димон, то меня бы, наверно, уже кто-нибудь оттрахал. Причём, я не была бы против!

Потом танец наш закончился. А мне не хотелось, чтобы Серёга меня отпускал! Но «танцпол» нам с Викой не дали покинуть. Вновь заиграла музыка, медленная, а меня пригласил Миша. Вике достался Виталик. Самое забавное, — оба с торчащими членами! С одной стороны, вспоминая это сейчас, всё кажется какой-то дикостью: вечер в компании малознакомых мужчин, вино, точнее — обед. Потом, как обычно, море и солнце. Потом ужин, вечерние посиделки, ночь, а утром всё, отправляемся домой. Поэтому, следующие мои записи будут, видимо, уже в поезде, если, конечно, представится такая возможность.

19.08.2008

Ага, — теперь моя очередь бумагу марать! Как я только ещё успела Димоновы писульки перехватить для ознакомления? И читала через строчку, пока он писать ходил. Но успела. Хорошо. Теперь хоть знаю, что ничего такого «страшного» он про меня не думает. Это просто замечательно!

Ну, теперь про всяческие события. Событий всяческих было много, но мой скрупулезный супруг очень тщательно всё зафиксировал. Да так, что мне, практически, и добавить-то нечего. Весь наш утренний секс-марафон он срисовал намного лучше, чем, если бы это делала я сама. Поэтому, извините, второй раз описывать первую половину последнего дня здесь, не стану. — Лень.

Вторая половина дня подходит к концу, а ничего интересного, я имею в виду, разумеется, всякие разные, интересные сексы, не произошло. Такое впечатление, что народ копит силы, чтобы оторваться на нашей прощальной вечеринке ночью. Не знаю, как все, а мы с Викой уже давно свои силы восстановили и были бы совершенно не против, разок-другой впустить в себя что-нибудь твёрдое и горячее. Извиняюсь за метафоричность.

Вместо твёрдого с горячим Димон изводил меня расспросами и разговорами. Поскольку я не имела ни малейшей возможности чем-либо занять себя, чтобы от этих разговоров уклониться, — пришлось разговаривать. Понятное дело, рассказать ему обо ВСЁМ, что тут без него творилось, я не нашла в себе сил. Он и так думает, что я тут подхватила вирус нимфомании. Если бы он знал всё... Даже не представляю, что бы он тогда подумал.

Вообще, мне сейчас тоскливо как-то на душе. Даже нет желания заниматься писаниной. Народ готовится, мужчины пытаются поднять мне настроение. А оно не поднимается. — Я думаю о завтрашнем дне. О том, что любой праздник когда-то заканчивается. Сейчас пойду и напьюсь.

20.08.2008

Вечер. Поезд. Разумеется плацкартный. Тоска смертная. Но, одна радость, — хоть немного спала жара. Народ расходится по своим койкам. А в меня сон не лезет. Пишу, правда, писать совершенно не хочется, но надо уже закончить этот нудный, многотомный труд, чтобы больше к нему не возвращаться. До этого сидел, читал. Читал свои записи, Иркины записи...

Да. — Как оказалось, не я один такой умный! Моя жена тоже вела дневник. Очень много интересного. У меня раскрылись глаза. В кавычках, разумеется. Я совершенно не знаком, оказывается, со своей собственной женой. По крайней мере, не знаком с той женой, которая была со мною все эти дни на отдыхе. К сожалению, дни отдыха закончились. Для меня-то уж точно. У жены моей, я полагаю, отдых продолжается.

Конечно, я забыл написать, — я возвращаюсь в Москву один. Поэтому, как вы догадываетесь, настроение у меня дерьмо. Не могу охарактеризовать его иначе. Читая свои заметки, обратил внимание, как менялся наш отдых, наше настроение и наше отношение к происходящему вокруг нас. Насколько циничнее мы стали по отношению друг к другу в последние дни. Ну, ладно, надо постараться выдавить из себя пару строк, чтобы описать всё по порядку.

Вчерашний день был просто замечателен. Утро, конечно, выдалось несколько сумбурным, но дальше всё шло спокойно и размеренно. Мы много купались и загорали, стараясь запечатлеть в памяти свой последний день в Крыму. Ну, это я думал, что последний, поскольку, ни что не предвещало последующих событий. После обеда, как заведено, мы начали употреблять спиртные напитки. Планируя устроить ближе к ночи нечто вроде прощального вечера. Поэтому, ближе к ночи, вся наша компания, а также многие, присоединившиеся к нашей компании, уже прилично наупотреблялись вкусных крымских напитков. Я же, напротив, старался воздерживаться от чрезмерного употребления, — не хотелось провести последнюю ночь здесь в пьяном угаре.

Параллельно с повышением градуса, росло и массовое возбуждение. Все эти разговоры на околосексуальные темы, вкупе с недвусмысленными шутками, прикосновениями и прочей атрибутикой, возбудили не только нашу тусовку, но и прочих, примкнувших к нам. По рукам передавали Мишкин фотик, в котором я, с удивлением, обнаружил крайне развратные снимки своей жены. Ну, Викины фотки там тоже присутствовали, но, как вы понимаете, меня больше интересовали Ирочкины фотографии, которые не отличались качеством, зато выделялись смелостью в демонстрации первичных и вторичных половых признаков (флешку из фотика я украл, каюсь). У мужской половины компании появились признаки эрекции. Хотелось бы мне заявить, что я не разделял этого «порыва», но это было бы не честно, с моей стороны. Я тоже был, хоть и не пьян, но возбуждён. Тем более что наши женщины (и пара приблудных) были, к тому времени, изрядно подшофе, с удовольствием флиртовали с мужской аудиторией, никого не обделяя своим вниманием. Дело уверенно шло либо к сумасшедшей групповухе, либо, к многочисленным, извращённым изнасилованиям. И, если первое применимо, в большей степени, к нашим женщинам, то второе, безусловно, светило двум приблудшим девушкам. Они не были настолько раскомплексованы, чтобы в полной мере радоваться застенчивым прикосновениям мужчин к своим половым органам. Не знаю, — я к этим девчонкам не лез.

Первой «сдалась» Вика. — Трудно оставаться равнодушной, видимо, когда каждый, из присутствующих джентльменов, считает своим долгом, например, прижаться к тёплому девичьему телу своим стоячим концом, потискать упругую грудь, погладить кнопочку клитора, а то, и запустить палец в горячее влагалище. Вика, не размыкая с Мишаней жарких объятий, отправилась прямиком в палатку. Следом за ними устремился Антон. А я предложил жене прогуляться по берегу, чтобы сохранить в памяти этот вечер. Ну, и на случай, чтобы оставшиеся особи мужского пола не позарились на моё. А то, Иркино состояние, к тому времени, позволяло рассчитывать на успех любому соискателю мужского пола с эрегированным достоинством. И мы пошли. Не одни, правда, Серёга напросился с нами за компанию.

Слушайте! — Вот странная вещь, — человеческая психика. Ведь не хотел писать! И настроение, как вы, наверное, догадываетесь, было не самым лучшим. Но черкнул пару строчек, заставил себя, и понеслась писанина.

У палаток осталась толпа, озабоченных сокращением женской аудитории мужчин, в компании двух «приблудных», шансы которых на возможность быть оттраханными значительно возросли с нашим уходом. А мы по мелководью отправились на прогулку, обсуждая события дня и Викин предстоящий секс. У меня, как и у Серёги, всё гордо торчало и, знаете, это было приятно! — Вот так свободно идти вдоль воды, чувствуя при каждом шаге тяжёлое покачивание вставшего члена. Мне-то точно было в кайф. Тем более, моя пьяная супруга не хотела лишать себя удовольствия, видеть рядом возбуждённых мужчин, и потому всячески поддерживала в нас «боевой дух», то руками, то, опускаясь на колени, ртом. Редкие гуляки нам помехой не были. Наоборот, они органично вписывались в местный колорит: ночь, море, палатки, отдыхающие, секс...

О чём это я!? — Унесло меня в воспоминаниях. Ведь не о прогулках наших хотел написать. В первую очередь, я должен был объяснить, как так получилось, что домой я возвращаюсь в одиночестве.

Так вот, — мы вернулись к палаткам. Наша оказалась пустой, видимо, народ веселился в соседней. Серёга тактично (как я тогда подумал) удалился, оставив нам с женой свободный плацдарм. Чем мы не замедлили воспользоваться. — Мы неторопливо занялись прелюдией. Всё было очень нежно и возбудительно. И только — только у нас затеялись оральные ласки, как в нашу идиллию вторглась, пропахшая мужским потом и спермой, Викуся. Так, впервые в жизни, у меня состоялся секс с двумя женщинами.

Ирочка потеснилась, не слишком удивившись визиту подруги, и я получил целую гамму новых ощущений от двух пар рук и двух ртов. Понятно, что всё было спланировано заранее. Что меня просто развели, как барана. Но, тем не менее, хочу отметить, что две женщины, увлечённые идеей, доставить мужчине максимальное удовольствие, — это что-то!

Меня опрокинули на спину, ноги растащили в стороны, чтобы не мешались, и вплотную занялись моими гениталиями. Темнота, к сожалению, не давала возможности в деталях рассмотреть всё, что они со мной вытворяли. Пока они меня сосали, лизали, гладили и щипали, я нащупал руками их влажные щели и погрузил в них пальцы. Из Вики конкретно текло. — Харьковские мОлодцы постарались на славу.

Сколько продолжался этот маленький праздник для одного меня, точно сказать не могу. — Девушки несколько раз подводили меня к самой грани, но кончить не давали. Член мой просто одеревенел, а мозги отключились. Так что, я потерялся во времени. В какой-то момент я оказался быстрее девчонок и начал безудержно брызгать семенем во все стороны, повинуясь ритмичным движениям женских рук. Эти руки были со мною, как впрочем, и губы, и языки, всё время, пока я изливался. Честно скажу, такого кайфа я никогда не получал!

Расплата за полученное удовольствие наступила парой минут позже, но, в тот момент, адекватно оценить глубину утраты я ещё не мог. Я лежал между двумя потными девичьими телами, расслабленный и полусонный, вяло поддерживая беседу. Вот тогда жена и сразила меня своим предложением, типа, — не остаться ли ей ещё на недельку в Крыму! Каким-то непостижимым для меня самого образом, я дал своё согласие на это безумие. Вика, разумеется, тоже приложила свою руку к случившемуся. Хоть убейте, но вспомнить детали нашего ночного разговора я не в состоянии.

Зато, факт остаётся фактом, — я в поезде, и я один. На пляже Лисьей бухты осталась моя супруга в компании харьковских хлопцев, Вики и Серёги. Впрочем, Вика с Серёгой уезжают завтра. А когда за мной последует моя драгоценная половина, очень большой вопрос. Да и моя ли это половина?

Оцените пожалуйста запись:
~

Lawyers

Кто-нибудь прочел до конца? Расскажите в двух словах, что там было после 9 августа?

Показать полностью…
LadyDi

жена-нимфоманка-шлюха, муж алкоголик.
Все друг другу втихаря изменяют.
В итоге муж-куколд.

Горе в семье.

Показать полностью…
SvetЛана

LadyDi написал(а):
жена-нимфоманка-шлюха, муж алкоголик.
Все друг другу втихаря изменяют.
В итоге муж-куколд.

Горе в семье.

посмешили))))+++

Показать полностью…
Lawyers

LadyDi написал(а):
жена-нимфоманка-шлюха, муж алкоголик.
Все друг другу втихаря изменяют.
В итоге муж-куколд.
Горе в семье.

А всему виной, как всегда,
Цитата:
компании харьковских хлопцев

Показать полностью…
galsik

Я дочитал! А не плохо написано!
Конец грустный какой то. Буквально последняя фраза, портит настрой.

Показать полностью…
Randomsspb

galsik написал(а):

Конец грустный какой то. Буквально последняя фраза, портит настрой.
Да уж....Не веселым получился некролог! Not talking

Показать полностью…
Lawyers

Randomsspb написал(а):
Да уж....Не веселым получился некролог

Мышку жалко. Ей больше всех досталось.

Показать полностью…
galsik

Народ, а куда вы все торопитесь)))
Я вот наоборот благодарен автору....часик рабочего времени пролетел не заметно. Laughing

Показать полностью…
galsik

Аж пять минусов, сижу чешу репу, за что...
Толи за то, что призывал, все таки прочитать..то ли за то что сам читал на работе, тратя рабочее время.
Товарисчи, вы хоть коментируйте, за что минусуете Mr. Green

Показать полностью…
Lawyers

galsik , скорее всего от зависти, что ты единственный смог прочитать до конца всю эту херню.

Показать полностью…
galsik

Lawyers написал(а):
galsik , скорее всего от зависти, что ты единственный смог прочитать до конца всю эту херню.

Mr. Green

Показать полностью…
galsik

Lawyers написал(а):
galsik , скорее всего от зависти, что ты единственный смог прочитать до конца всю эту херню.

Знаешь, а не соглашусь с тобой..
Первое, не сказать что это лучший эротический рассказ..Но, есть много гораздо хуже...
И лично я первый раз сталкиваюсь с повествованием от двух лиц, интересное решение ...

Показать полностью…
Lawyers

galsik , я не сказал, что он худший или лучший, ибо делать выводы о степени превосходства художественного замысла этого произведения по сравнению с другими, или наоборот, можно было бы после прочтения его целиком. А я не осилил. Полагаю, что либретто, озвученное Дианой, максимально характеризует суть произведения. Отсюда и субъективное заключение.

Показать полностью…
motoman

Отличный жаркий рассказ! Хороший слог. До последнего оставалась надежда на хэппи энд...
Хотя, судя по тому как рассказ завершён от лица мужа, для них это может и есть хэппи энд и роль куколка его вполне устроит.

Показать полностью…
Lawyers

motoman , дай жене прочесть, пусть свое мнение скажет. Так в тему и введешь ее Wink

Показать полностью…
motoman

Lawyers , рано ей Wink
Кстати, что-нибудь подобное, но "по-легче" надо будет ей дать почитать, когда начну почву готовить.

Показать полностью…
Сергей Елена 73
Сергей Елена 73
, 17.02.2018 г. в 07:32

motoman написал(а):
Lawyers , рано ей Wink
Кстати, что-нибудь подобное, но "по-легче" надо будет ей дать почитать, когда начну почву готовить.

А она у тебя что, несовершеннолетняя, что ей рано?

Показать полностью…
motoman

Anonymous, в каком-то смысле да.
Не смотря на относительно зрелый возраст по паспорту, в постельных вопросах она явно несовершеннолетней мне досталась.
Сейчас "взрослею" её постепенно.

Показать полностью…
Сергей Елена 73
Сергей Елена 73
, 17.02.2018 г. в 12:17

motoman написал(а):
Anonymous, в каком-то смысле да.
Не смотря на относительно зрелый возраст по паспорту, в постельных вопросах она явно несовершеннолетней мне досталась.
Сейчас "взрослею" её постепенно.

Понятно, ну тогда от всей души удачи в этом деле..

Показать полностью…
Сергей Елена 73
Сергей Елена 73
, 17.02.2018 г. в 07:34

motoman написал(а):
Lawyers , рано ей Wink
Кстати, что-нибудь подобное, но "по-легче" надо будет ей дать почитать, когда начну почву готовить.

Ты прямо как агроном, почву готовишь, сеять будешь??

Показать полностью…
Сергей Елена 73
Сергей Елена 73
, 17.02.2018 г. в 07:30

Lawyers написал(а):
motoman , дай жене прочесть, пусть свое мнение скажет. Так в тему и введешь ее :wink:

А что, очень интересное решение, я честно не читал, нудняк, но по описанию Дианы, самое то для введения жены в тему... Если конечно есть искреннее желание ее туда вводить, так как у большинства одиночек это всего лишь чес для наивных...

Показать полностью…
chertopoloh76

Прочитал всё... "Заглянуть" в чужие представления о разврате - вот что было интересно. Не возбудился, ска, ну ни разу Mr. Green "Зашло" как американская эротическая комедия из "90-х". Особенно понравившейся мелочью было то, что у людей откровенно злоупотребляющих алкоголем эдак лет с 25 - прямо неудержимая тяга к "каламбурам". Сразу у обоих, ну да ладно, не чужие же люди, с кем как говорят поведешься и т.д..
Рассказ как мне кажется написан мужчиной. Поэтому немного удивляет постоянно проскальзывающая нервозность при скурпулёзном описании мужских писюнов. Возможно автор считает, что именно так сексуально раскрепощенные женщины расписывают "в красках" своих сексуальных партнёров и общение с ними. Ни кто, не как выглядят, ни кем являются "пажизни", ни каких там "классная мускулистая задница, мощные плечи и сексуальный голос". Сразу подробно про "трясущиеся у лица писюны". Как там выглядят "Ваня,Мишаня с Антохой" - да без разницы.) Просто четверо "нормальных таких хохлов" - нафига подробности для описания "живых игрушек". До написания следующего рассказа, с повествованием от лица женщины - автору стоило бы почитать подобные рассказы написанные женщинами. Наверно.
С учетом того, что у автора на странице в увлечениях указан формат Sexwife - мотивация для написания проясняется. Но почему-то закрадывается впечатление, что ничего и близко похожего у него не было. Было как у всех..Переговоры, возможно неловкости, а уже потом ...прям потом.." нормальный такой, контролируемый сексвайф" Mr. Green

Показать полностью…
MaxAl

Жаль, не передать на словах антуража Крыма. Иной воздух. Иное море. А вот люди - наоборот, свои.

Показать полностью…
П.С.

Это реальная история,или Коктебельская сказка?))

Показать полностью…
Serpro

Прочел. Все понравилось. Давно зо ел найти такую компанию. Ребята молодцы отдахнули. И девки умницы все знают все умеют .....эх завидую хлопцам. Оказались в то время и в том месте. Прочел возбуждённо. Красиво описанно...

Показать полностью…
Андрей Алена.

Двоякие чуства от расказа.Случайные люди,похоже случайно оказавшиеся парой ,а о любви и речи нет.Свинг укрепляет крепкие семьи,а слабые разрушает.

Показать полностью…
Vakch

Примите моё самое искреннее восхищение! Ваша новелла "Дневники отдыхающих" -бесподобна. Без преувеличения - это достойный образец литературы Модерна. Мне- так на вскидку - здесь видится некоторое влияние Лимонова, Коэльо, может быть, даже Венедикта Ерофеева. Очень интересны идея взаимопроникающих текстов, интертекстуальные отсылки, переплетение аллюзий. Развитие сюжетных линий захватывает. Лёгкий и приятный слог, вполне художственный, особенно учитывая приём стилизации код дневниковые записи и специфические, в известном смысле, описываемые события. При этом сохраняется собственно эротический (т.е. призванный вызвать возбуждение читателя) характер произведения. Я непременно постараюсь найти время более глубоко проанализировать новеллу и тогда поделюсь своими впечатлениями более пространно. Откровенно удивившие комментарии в духе: "Прочитавшему - орден", - и т.п. - по-видимому вызваны тем, что читатель ожидал прочитать не художественное произведение, а протокол допроса или автобиографию. В моей литературной практике случалось, когда в гораздо более невинных, просто хоть для средней школы, текстах мои знакомые узнавали какие-то свои черты в персонажах или события, сходные с имевшими место в жизни ( хоть я очень щепитилен в этом), и удивлялись: мол, все не так было, и вообще я совсем другой-другая, и почему финал такой и т.п. Это крест писательства. :-) Творческих успехов! Спасибо! Иду спать после собственных ночных "писательских мук".

Показать полностью…
Vakch

P.S. Произведение действительно написано в соавторстве?

Показать полностью…
Vakch

P.P.S. Впрочем, модернистские и постмодернистские тенденции переплетаются в произведении.

Показать полностью…